История таинственного самолета, разбившегося в Чувашии

Герои под грифом «Секретно»

14 февраля 2017 в 06:59, просмотров: 2236

Как военный самолет американского производства оказался на территории Чувашии, которая находилась далеко в тылу, да еще и с нашим летчиком на борту? Казалось бы, задачка с тремя звездочками, но тайну смогли раскрыть простые советские школьники из Цивильского района.

История таинственного самолета, разбившегося в Чувашии
Степан Федоренко в спектакле «Два берега одной победы». Архив Паниных-Павловых

Крушение в тылу

Шум двигателей самолета слышали многие жители деревни Вторые Тойзи Цивильского района Чувашской Республики. Именно там, в лесу Шумаш, 11 февраля 1944 г. и произошла трагедия — потерпел крушение военный самолет. Как вспоминала директор Второтойзинской восьмилетней школы Ираида Вдовина: «Веду урок. Тишина. Вдруг раздается сильный взрыв. Учителя и ученики сильно напуганы. На окраине деревни вспышка пламени. Мы побежали узнать, что случилось. Люди говорят, над деревней только что пролетел самолет. И мы пошли на лыжах в лес».

Стоял плотный туман, метель валила с ног людей, шедших по глубокому снегу до старой дубравы. Когда люди добрались до места, некоторым стало плохо от увиденного: вековые дубы срезаны пополам, части самолета вошли глубоко в толщу снега, и самое страшное… молодой светловолосый погибший советский летчик. В тот же день на место катастрофы прилетели военные из Чебоксар на двух самолетах и оцепили место катастрофы. Нашли документы, фото пилота, называли какой-то сибирский адрес и фамилию Ермаков с инициалами М.А. Летчика похоронили на сельском кладбище неподалеку.

Как американский военный самолет оказался в глубоком тылу, никто из местных жителей не понимал. Много лет очевидцы, учителя, школьники в составе поисковой группы искали ответ, но власти никаких комментариев не давали.

Расследование

Только в 1965 г. некоторые из свидетелей той катастрофы и учащиеся местной школы смогли начать поиски сведений о летчике Ермакове. Пытаясь выяснить, откуда взялся загадочный американский самолет, они рассылали письма, но безрезультатно. В тот же год, 9 мая, на могиле пилота установили обелиск. Рассылка запросов то останавливалась, то возобновлялась. Ответы приходили не всегда.

В 1977 г. поиски продолжились. Архивы в те годы были недоступны, многая информация закрыта. Ребята получали одобряющие их работу ответы, но на этом все. Переписка длилась более 2-х лет. Но вот был получен первый документ — акт аварии. Выяснилось, что это самолет Р-39Q-5

№ 42-20481, или «Аэрокобра», причем сравнительно новая, налетавшая всего 39 часов 50 мин. Причем перегоняли эту машину из… США, через Аляску и наш Крайний Север!

Американские «Аэрокобры» в СССР

В первые месяцы войны советская авиация остро нуждалась в самолетах. Была достигнута договоренность с американской стороной, и 9 октября 1941 г. Госкомитет обороны принял решение организовать их перегон по ленд-лизу из США в СССР. Потребовался надежный воздушный мост, было изучено несколько маршрутов, и выбран путь через Берингов пролив, Чукотку и Якутию до Красноярска. По прямой 6450 км. Воздушную дорогу назвали «Сталинской трассой» Аляска — Сибирь или «Алсиб». Сам Сталин держал этот вопрос на особом контроле.

К октябрю 1942 г. на трассе уже работали 10 аэродромов: базовые в Якутске, Красноярске, Киренске, Сеймчане и Уэлькале; запасные, в том числе на Крайнем Севере, в Алдане, Олекминске, Оймяконе, Берелехе и Марково. Административным центром стал Якутск, расположенный посредине, здесь самолеты ремонтировали, отсюда отправляли дальше, на фронт. С завода в США до фронта в СССР самолет пролетал 14 тыс. км.!

На трассе вместе работали советские и американские летчики. Часто летели при плохой видимости, не зная, что ждет по курсу, при морозе в -60 °! Почти на всех истребителях не было отопления, а лететь приходилось по 4-5 часов. Американские самолеты морозов не выдерживали, масло каменело, лопалась резина… Обычной женской помадой советские летчики подписывали шкалу приборов на русский лад, в привычные единицы измерения.

Бомбардировщики и транспортные «Дугласы» летали поодиночке, а истребители перегоняли клином: впереди летел опытный, изучивший маршрут, за ним остальные — одномоторные «Аэрокобры», а сзади бомбардировщик «Бостон». Если отказывал мотор, «замыкающий» контролировал вынужденную посадку, фиксировал место, чтобы позже прийти на помощь... А техника на морозах отказывала часто. Так, первая летная группа из 12 тяжелых штурмовиков «Дуглас» А-20 застряла на перевалочном пункте именно из-за неполадок в моторах. Кстати, часть летчиков, перегонявших эти самолеты, — 30 человек, погибла на следующий день, вылетев обратно на участок Киренск — Якутск. Говорят, за первый год из 80 самолетов упало 58. Потери страшные.

Тайна упавшего самолета

В 1978 г. чувашские поисковики достучались до Министерства oбороны СССР, которое прислало ответ, что погибший в республике летчик — лейтенант, летчик-инструктор 20 запасного авиаполка Михаил Александрович Ермаков, 1917 г.р., уроженец Пермской области. До трагической гибели он успел перегнать 5 «Аэрокобр» на 3800 км. Как оказалось, родные погибшего летчика ничего не знали ни об обстоятельствах его гибели, ни о месте захоронения.

В 1979 г. поисковики связались с другом погибшего Михаила летчиком Владимиром Смирновым, служившим в той же эскадрилье. Выяснилось, что эскадрилья истребителей «Аэрокобра», в составе которой был Михаил Ермаков, больше недели ждала вылета из Свердловска в Иваново. И вот, дождавшись летной погоды, эскадрилья из 9 самолетов, в каждом из которых было по одному летчику, 11 февраля 1944 г. взяла курс на Казань.

«Неожиданно пошел сильный снег, не стало ни земли, ни неба. Плотным строем самолеты больше лететь не могли, каждый летчик стал действовать самостоятельно, — писал в 1979 г. уцелевший летчик Смирнов. — Самолеты обледенели. Назад в Свердловск вернулись не все. В этом полете погибло несколько моих друзей. Погибли они, многое недоделав, но в Победе есть и их частица: 9-й перегоночный авиационный полк, где мы служили, к февралю 1944 г. перегнал более 100 боевых самолетов на фронт».

Забытые подвиги «русских ангелов»

Об истории трассы «Алсиб» и погибших летчиках, перегонявших самолеты на фронт, долгое время почти ничего не говорили и не писали. Фильмов на эту тему почти нет, тем более советского периода. В России сняты пара документальных и одна художественная лента «Перегон» (2006 г.). Несколько лет назад в Русском драматическом театре им. Пушкина в Якутии был поставлен спектакль «Два берега одной победы».

«В спектакле у меня собирательный образ веселого летчика Виктора Соколова. Он мечтал попасть на фронт, но его отправили на перегон трассы «Алсиб». Он эту службу войной не считает, и в этом его трагедия, — рассказывает актер театра Степан Федоренко. — Готовясь к спектаклю, ездили в Якутский аэропорт, садились в кабину

«Аэрокобры», чтобы на себе испытать атмосферу, изучали историю, запчасти старых самолетов. На сцене сбылась мечта, я ведь в детстве хотел быть летчиком».

А вот актер Даниил Страхов, сыгравший лейтенанта Лисневского в фильме Александра Рогожкина «Перегон», в кабинах самолетов к роли не готовился: «Моя роль не предполагала никакого пилотирования, поэтому ничего экстраординарного делать мне не пришлось. Лисневский молчалив, ведь занимает руководящую должность. Большую часть съемочных дней я должен был лишь убедительно молчать в кадре», — говорил актер.

В начале 1946 г. перегоночную трассу «Алсиб» закрыли. По ней на фронт долетело 7908 одномоторных и двухмоторных самолетов. Ценой тому стали жизни 114 человек, погибших на советском участке, одним из них был и Михаил Ермаков, погибший в Чувашии 11 февраля 1944 г.



Партнеры