С премьерой не шутят! Один день за кулисами Русского драмтеатра

Кто создает премьерный спектакль «Любовью не шутят»

12 сентября 2017 в 07:46, просмотров: 820

Режиссер Сергей Юнганс признается: все, что он ставит в Чебоксарах, — о любви. 21 сентября в Русском драматическом театре очередная премьера — спектакль «Любовью не шутят» Альфреда де Мюссе. По доброй воле режиссера и дирекции театра корреспондента и фотографа «МК» допустили на пару репетиций и даже туда, куда обычный зритель вряд ли когда-то попадет, — в цеха, где рождается новый спектакль!

С премьерой не шутят! Один день  за кулисами Русского драмтеатра
фото: Регина Аврамова
Примерка костюма актера в пошивочном цехе.

«Репетиция — любовь моя!»

Именно так говаривал великий режиссер Анатолий Эфрос. Но, посидев всего на одной и своими глазами увидев, как главный герой раз за разом проигрывает одну и ту же сцену то с актрисой первого состава, то с актрисой второго, понимаешь, актерский хлеб не так прост, как кажется.

фото: Регина Аврамова

Сюжет трагифарса «Любовью не шутят» прост. Богатый барон ждет сына из Парижа, одновременно должна вернуться и его племянница. Барон намерен поженить их, ведь пара так любит друг друга… Но гордость и упрямство молодых сильнее, невеста отказывает жениху, и главный герой в шутку начинает ухаживать за другой… А пока — репетиции. Финальная стадия. Мы чувствуем — немного мешаем, и актеры несколько напряжены присутствием посторонних. Вот артист Андрей Аверин, играющий главную роль влюбленного юноши Пердикана, в репетиционном пылу натыкается на фотографа газеты, по инерции здоровается, вызвав смех коллег в зале, и, вскакивая на сцену, как ни в чем не бывало продолжает играть эпизод. В центре зала молчит режиссер. Молчит сосредоточенно, если так вообще можно молчать, а через мгновение уже на сцене — объясняет, показывает, шумит, нередко даже ругается. Посторонних безжалостно выгоняет, сделав исключение лишь для журналиста и фотографа. Но стоит репетиции завершиться, и вот Сергей Юнганс вновь прежний — спокойный, вежливый, интеллигентный… И уже можно, не боясь, поговорить о предстоящем спектакле. Первое, о чем говорим, о гротескности персонажей. «Хотелось сделать именно гипертрофированно. Мне очень нравится такой преувеличенный театр, — говорит режиссер, — я думаю, театр должен быть немножечко ярче, правдивее, глубже, чем обычная жизнь. Одни из героев ненавидят, другие любят, третьи завидуют, четвертые пытаются ложью заполучить себе место. И на всем этом фоне одна любовь возникает, а другая рушится… Мне кажется, что в нашей жизни именно так и происходит: люди перестают ценить подлинные чувства. И не только любовь. Меня, собственно, этим пьеса и привлекла. Люди часто собственными ногами топчут свое счастье, играя друг с другом, неосознанно делают все, чтобы уничтожить любовь. А когда понимают, что натворили, а они это всегда понимают, ничего уже не исправить. Поздно. В моей жизни были такие ситуации, как и в жизни любого человека, поэтому пьеса мне и близка».

фото: Регина Аврамова
Главный электрик театра Генрих Ильин.

Главное, чтобы костюмчик сидел

Репетиция завершена, а вот рабочий день пошивочного цеха, где создаются абсолютно все костюмы для артистов, в разгаре. До премьеры считанные дни, и у трех сотрудниц цеха Светланы, Надежды и Ноны на счету каждая минута. Даже о работе своей они рассказывают, не прерываясь от дела.

фото: Регина Аврамова

«Мы вышли из отпуска, и с корабля на бал, сразу к закроечному столу и за машинки. По эскизам художника мы подбираем материалы и отделку. Часто он привозит ткань сразу. Работа трудоемкая и кропотливая, — рассказывает руководитель цеха Светлана Флегонтовна. — В прошлом сезоне были объемные спектакли, на которые ушло много сил. Масштабный —  «Венецианские близнецы», и очень непростой по костюмам спектакль «Варшавская мелодия». Финальное платье героини из перьев, которое произвело фурор, собирали последним. Сами детали около недели готовили, а сборку — за два дня». 

фото: Регина Аврамова

Бывает, что в эскизе костюм хорош и сшит отлично, а на сцене не играет. И тогда мастерам приходится перешивать все прямо перед премьерой, в максимально сжатые сроки. К «Любовью не шутят» почти все готово, первыми были сшиты платья главной героини, которую сыграет Оксана Ананьева, а вот примерка костюмов главного героя происходит при нас. Тут же что-то подшивают, подгоняют. А мы расспрашиваем артиста о роли. «До этого спектакля мы работали над «Варшавской мелодией». Если пытаться сравнивать роли Виктора там и Пердикана здесь, хотя это не совсем правильно, потому что постановки совершенно разные, зачастую в некоторых моментах само существование в жанре этого спектакля все-таки чуть сложнее. Ведь это трагифарс, и играется он немного преувеличенно, — улыбается актер Андрей Аверин. — Мой герой — весьма упрямая личность, не любит, когда ему отказывают, всеми путями будет добиваться своего. Для него «нет» от женщины — все равно «да». Я вот в жизни абсолютно другой. Отношение к Пердикану от репетиции к репетиции меняется, мы вместе с режиссером постепенно создаем этого человека. А интересен он будет точно, причем, я уверен, людям разных возрастов. Потому что иногда случается, что в ситуациях, схожих с этой, люди себя ведут очень похоже. А что — в жизни разве такого не бывает, когда человек надевает на себя маску?»

фото: Регина Аврамова

Цех обмана, цех иллюзии

В уютном дворике театра улыбчивый главный электрик Генрих Геннадьевич Ильин сваривает детали странных конструкций, в которых пока с трудом узнаются будущие декорации. В театре он, как и все актеры, служит и даже дольше многих — 27 лет! Декорациями занимается с 2000 года. «Я их делаю в свободное от работы время, — шутит он. — Скажут сделать за неделю — сделаю. А скажут за месяц — сделаю за месяц, но тут уж без напарника никак». Генриха Геннадьевича в театре любят, по секрету говорят уже в следующем цеху — художественно-оформительской мастерской — руки у него золотые, конструкцию к новой премьере действительно собрал за неделю. 

фото: Регина Аврамова

К художникам-декораторам можно попасть, поднявшись по крутой металлической лестнице, дальше в маленькую неприметную дверь. Удивительно, как сквозь нее проходят все, даже объемные, части декора. Нас встречают гостеприимные Галина, которая в театре уже 10 лет, и Лена, здесь она с 2001 года, а еще массивная стена, увитая зеленью. Именно ее и увидят зрители на премьере 21 числа. В начале проекта работа декораторов идет неспешно, обдумывается эскиз художника, в этом спектакле это Булат Ибрагимов, подбирается нужная фактура и материалы, но потом работа закипает, иногда идет до поздней ночи. Не пугает мастеров даже старая байка о местном привидении погибшего в здании цеха больше 50 лет назад декоратора, которого, поговаривают, нашли не сразу… Страшилку рассказывают сами художники, а потом со смехом добавляют: «У нас цех обмана! Нам надо создать видимость, что эти вьюны живые, а эти апельсины из папье-маше можно съесть. Даже из хлама часто конфетка получается. Наша задача — успеть к репетиции, чтобы актеры привыкли к пространству. А после премьеры всегда какие-то мелочи дорабатываем. Бывает и так, что в процессе режиссер от первоначальной идеи отказывается, и у нас остаются некоторые предметы. Они для нас как брошенные дети, выбросить жалко. Вот торшеры, тут розы голубые, там шар из «Отеля двух миров». Но на каждую премьеру мы всегда все заново делаем». С большой теплотой Галина вспоминает спектакль «Лев зимой», говорит, и декор, и сценография в целом, и актеры — все там было на высоте. А из идущих любит «Варшавскую мелодию». «Спектакль, может быть, не такой яркий, но такой интересный, пространство в глубину уходит. Город, который сзади, мне очень нравится… А когда на премьере вазу разбили, было очень жаль», — улыбается декоратор.

фото: Регина Аврамова

В комнате, где трудится бутафор Иван Федорович Безматерных, чисто, как в хирургии. Сам он в Чебоксарах уже пять лет, раньше работал в Пермской опере и в Театре драмы. На столе эскизы. Иван Федорович вниманию удивлен, но встречает приветливо. «Я однажды скульптуру разборную древнегреческую делал, по сцене ее в разные стороны таскали, вот это было почти искусство. К этому спектаклю тоже много всего, бочки разные, но самый интересный объект — металлический мул. Он будет 110 см в холке, но в целом повыше. А еще у него бока будут травяные», — раскрывает секрет мастер. 

фото: Регина Аврамова

Обойти все цеха и всех, кто создает спектакль, не позволяет время. А это и монтажники, и гримеры, и звуко- и светорежиссеры… Огромное количество людей. Что же получится в итоге, зритель увидит 21 сентября на премьере спектакля «Любовью не шутят». Начало — в 18.30.

фото: Регина Аврамова





Партнеры