Михаил Коледа: «Мы бьемся за бюджетную дисциплину, а строители — за прибыль»

Строительная отрасль переходит на ресурсный метод расчета сметной стоимости

19 декабря 2017 в 12:55, просмотров: 4162

В России проводится реформа системы ценообразования в строительстве. С 30 сентября запущен единый Государственный информационный портал. Строительная отрасль переходит на ресурсный метод расчета сметной стоимости от средних сметных цен на прямые цены крупных производителей. Однако в Чувашии данный метод применяется уже порядка 10 лет. Подробности мы выясняли у директора Центра экспертизы и ценообразования в строительстве Минстроя Чувашии Михаила Коледы. 

Михаил Коледа: «Мы бьемся за бюджетную дисциплину, а строители — за прибыль»
Фото из личного архива

— Михаил Александрович, почему проводимая реформа сегодня так актуальна?

— Реформа системы ценообразования в стране началась после сочинской Олимпиады, поскольку там возводились уникальные объекты. Сегодня мы так или иначе пользуемся базой чуть ли не 80-х годов. Да, она корректируется, но все равно отстает, потому что новые технологии появляются быстрее, чем разрабатываются расценки. К примеру, появился подвесной потолок, но в СССР такой технологии не было, и как понять, какова стоимость этих работ? Надо проводить хронометраж рабочего процесса: условно говоря, двое рабочих с такой-то зарплатой в течение определенного времени монтируют 1 кв. м подвесного потолка. Создается некая расценка, в которую включается заработная плата, стоимость материалов, применяемых  машин и механизмов… Новых строительных материалов и технологий появляется очень много, и на каждый вид работ необходимо разработать свою расценку.

А еще есть такие понятия, как стоимость материалов и ресурсов. А как определить верную стоимость материалов? Почему возникли нарекания при реализации сочинских объектов? Потому что сегодня на стоимость строительства оказывают большое влияние даже не цены заводов-производителей, а цены различных посредников. Существует множество фирм-прослоек, фирм-однодневок, которые понимают, что, например, сочинские объекты или космодром — это уникальные объекты, которые в любом случае должны быть построены. Поэтому цены на строительные материалы такие фирмы устанавливают на свое усмотрение, зачастую неоправданно завышенные. В ситуации даже разбирался вице-премьер России Дмитрий Козак.

— А как уйти от подобных фирм-однодневок?

— Разработать и рассчитать транспортную схему доставки материалов от завода-производителя до конкретного потребителя-региона напрямую до приобъектного склада. Здесь мы прежде всего говорим про бюджетные объекты: садики, школы, больницы, поскольку именно их курируем. Верить подрядчику на слово мы не можем. Частное строительство — это другой вопрос. Сегодня я не знаю, кто работает по своим нормативам, все пользуются государственными.

Именно для этого создается портал по формату Госуслуг, только для производителей. Это единая государственная система, в которую каждый производитель должен ежеквартально вносить данные по ценам на свою продукцию. На этом портале собрана база данных обо всех производителях материалов, применяемых в строительстве, работающих на территории Российской Федерации. 

— А как контролировать достоверность предоставляемых данных?

— В Федеральной государственной информационной системе ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС) собраны все предприятия-изготовители, производящие аналогичные товары. Если будет выявлена недостоверная информация, будем разбираться. Служба по контролю в регионах сохранится в любом случае, потому что мониторингом цен всегда занимались именно регионы.

Новый портал в первую очередь будет обеспечивать прозрачность, будет понятно, откуда взялась стоимость на ту или иную продукцию. Но открытым остается, например, вопрос, как работать с официальными дилерами, которые в различных регионах реализуют свою продукцию по ценам производителя. Система только начинает работать, запущена она только с 30 сентября. Предстоящий год объявлен тестовым, предстоит многое решить. Осталось еще много вопросов, касающихся транспортных схем, как правильно рассчитать транспортные расходы. Есть необходимость создания портала по образцу Googl-карты, где будут указаны все дороги, в отдельных случаях даже неасфальтированные. Россия-то большая, в некоторые места можно добраться только по зимнику или вообще на вертолете. Здесь надо логистически все просчитать, потому что дороги делятся на категории по нагрузке. Если дорога может выдержать максимум 10 тонн, по ней 60-тонные «КАМАЗы» не пустить.

— Года достаточно для тестового периода?

— Вполне. Многие регионы уже давно работают по такому ресурсному методу. Мы в Чувашии уже лет 10, поэтому для нас это не ново. Сейчас работаем по вопросу строительства дорог, и стоимость инертных материалов мы считаем от карьера до приобъектного склада. У нас были спорные моменты, когда в приграничных районах на границе Чувашии и Нижегородской области наш местный карьер давал одну цену, а нижегородский в разы меньше, и это при одинаковом расстоянии. По методике мы должны ориентироваться на собственных производителей, но бюджет есть бюджет. Создавая ценовой норматив, мы берем десятки поставщиков и усредняем, создаем одинаковые правила игры. Применяя государственные нормативы и актуальную стоимость материалов, определяем достоверную стоимость строительства объекта.

— Получается, через вашу организацию проходят абсолютно все бюджетные объекты?

— Да. И «Чебоксары-Арена», и онкоцентр, и детские сады, и школы…  Наше учреждение сегодня — два в одном: это и ценообразование, и госэкспертиза. Реализация любого объекта, строящегося за счет бюджетных средств,  всегда проходит с нашим участием. До объявления торгов мы проверяем проектную документацию на соответствие нормам действующего законодательства и проводим проверку достоверности сметной стоимости строительства объекта.

Если в ходе строительства меняются какие-либо условия и в проектную документацию вносятся соответствующие изменения, они также проходят проверку. Строительство — процесс сложный, связанный с землей. Например, при подготовке котлована часто выявляются незафиксированные сети, которые до сих пор не нашли своего отражения на картах: газ, электричество, связь…  

— А жилой фонд вы проверяете?

— Если застройщик — государство, то да. Года два назад, когда еще не появилось множества негосударственных экспертиз, все жилые дома проходили через нас. Теперь многие проходят экспертизу проектной документации именно в негосударственных экспертных организациях, потому что там дешевле. Но мы как государственная организация расчет стоимости экспертизы проводим в соответствии с постановлением Правительства РФ и не имеем права ее снижать. Я как руководитель экспертной организации не рискнул бы жить в доме, экспертизу которого делала сомнительная организация. Есть у нас подозрения, что многие заключения попросту покупаются, неважно где, в Москве или в регионах. Но государство все же оставило за собой аттестацию этих экспертов. По закону в каждой негосударственной экспертизе должно работать определенное количество аттестованных государственных экспертов с правом подписи заключений.

— А где гарантия того, что крупный застройщик не откроет небольшую экспертную компанию для себя?

— Гарантий никаких. Часто крупные застройщики идут по следующему пути: есть строительная организация, потом появляется своя проектная организация, и следующий шаг у многих может быть и открытие негосударственной экспертизы. Некоторые компании дома сотнями в год возводят. Зачем платить посторонним, если можно открыть свое. Те же эксперты — это, по сути, проектировщики, потому что знают, где какие ошибки могут быть.

Определенный бардак в этом, конечно, есть. Сейчас по всей России около 4,5 тысяч экспертных организаций, но при этом я сомневаюсь, что экспертов вообще хватает. Я вижу, что согласно перечню многие формально числятся и там, и там. А кто реально проводит проверку за их подписями, непонятно. Я убежден, что в этом вопросе должна быть территориальная привязка. Раньше к специалистам предъявлялось такое требование.

— А при проведении экспертизы, конфликты происходят?

— Бывает… Например, по ледовому дворцу. По поводу одной центральной балки, которую рассчитывали два раза. Мы настаивали и настояли, чтобы был запас прочности. Учитывая, сколько зрителей вмещает объект. Я человек капитального склада, считаю, что все должно быть с запасом.

Мы со строителями находимся по разные стороны баррикад. Моя работа связана с надежностью, с безопасностью людей, бюджетными деньгами. Мы подписываем миллиарды, а это ответственность, в т.ч. и уголовная, ведь отвечаем мы за государственные деньги. Я всегда буду биться за бюджетную дисциплину, за бюджет, а строители — за прибыль. Хотя я не назову это войной, это, скорее, игра. И у этой игры есть правила — ценообразование одно из них.

— Какие крупные объекты сейчас реализуются?

— Поликлиника на Ленина, Московский мост, крупный федеральный проект — Кадетская школа, которая будет недалеко от ДК тракторостроителей. Это будет целый комплекс: учебные, спальные корпуса, ледовая площадка. На реализацию проектов выделено порядка миллиарда рублей. В работе сейчас крупный проект — школа в Цивильске, готовится к реализации школа в «Волжском-3». Сейчас в Чувашии активно будут строиться именно школы. Все уже прошли экспертизу.




Партнеры