Зачем заключенным Чувашии высшее образование?

Рецидив — дело тонкое

14.07.2015 в 19:59, просмотров: 3478

В Чебоксарах находится самая старая действующая тюрьма в России. Здание, построенное еще при Иване Грозном, сгоревшее дотла при первом же пожаре и пережившее второе рождение в 1648 году, ныне именуется учреждением ИЗ-21/1, также известным как следственный изолятор № 1. Существует легенда, гласящая, что в ее стенах томились Стенька и Фрол Разины — знаменитые лидеры крупнейшего в допетровской России крестьянского восстания 1670-1671 годов. Разумеется, нельзя не упомянуть обязательный для тюремных «резюме» факт — за всю историю не было совершено ни одного удачного побега. Однако сегодня для нас примечательны не столько исторические особенности тюрьмы, сколько события совсем недавнего времени. 

Зачем заключенным Чувашии высшее образование?
Алексей Меринов

Первая ласточка в старом гнезде

В июне 2015 года в стенах СИЗО-1 УФСИН Чувашии, впервые за многовековую историю учреждения, прошла защита выпускной квалификационной работы по специальности «Финансы и кредит».

Находящийся под стражей молодой человек на момент задержания являлся студентом 6 курса чебоксарского филиала Санкт-Петербургского государственного экономического университета. Он обратился с ходатайством о возможности защитить дипломную работу в заключении. Руководство учреждения пошло навстречу и после согласования со следственными органами пригласило квалификационную комиссию в лице 6 человек. В состав комиссии вошел и директор филиала, кандидат юридических наук Сергей Петрович Яковлев.

— Подобная практика была у нас впервые. С учетом ходатайства студента и его адвоката мы пошли навстречу и не стали лишать студента права на получение специальности. Кроме того, все условия позволяли ему завершить обучение и получить заветный документ — он полностью прошел нормативный срок обучения и завершил преддипломную практику. Единственное — он не успел сдать госэкзамен и защитить дипломную работу, которая, кстати говоря, была уже полностью написана на момент задержания, — уточнил Сергей Петрович.

Защита прошла в следственном кабинете и завершилась успешно. Студент стал специалистом, находясь в изоляторе. И именно этот факт сегодня наиболее интересен. Ситуация, в которой находящийся в заключении человек имеет возможность завершить начатое когда-то обучение, — это не просто любопытный прецедент. Сегодня это наглядная демонстрация самого перспективного решения одной из ключевых проблем всей исправительной системы — проблемы ресоциализации заключенных.

Человека человеком делает...

В контексте пенитенциарной (уголовно-исполнительной) системы, ресоциализация — это последовательный и комплексный процесс возвращения заключенного к жизни в обществе. Обязательное условие — соблюдение осужденным правовых норм, нарушенных им однажды.

Согласно статистическим данным УФСИН России по Чувашии, на момент 1 января 2015 года в исправительных учреждениях республики содержались 6959 заключенных. Из них впервые отбывали наказание меньше половины — 2692 человека. Все остальные уже ранее сидели в тюрьме, что, однако, не помешало им повторно попасть в места лишения свободы. Более того, в сравнении с прошлогодними показателями возросло количество лиц, заключенных под стражу третий и более раз. На момент 1 января 2014 года таких заключенных насчитывалось 1794, а к началу 2015 года — уже 1891 человек.

Подобная статистика удручает, ровно как и сводки МВД по Чувашии, в которых постоянно упоминаются тяжкие преступления, совершенные ранее судимыми гражданами. Как известно, такая ситуация именуется рецидивом (от лат. recidivus — «возобновляющийся»), и ее предотвращение — одна из ключевых задач всей уголовно-исполнительной системы. Для этих целей разрабатывается и применяется на практике система ресоциализации осужденных. Однако если в прошлом рецидивы пытались «излечить» физическим трудом, то теперь больший акцент ставится на интеллектуальную составляющую — перед заключенными открывают свои двери вузы.

Права и обязанности

Вообще, получение образования в тюрьме не является делом исключительным. В законодательстве предусмотрены статьи, ОБЯЗЫВАЮЩИЕ заключенных постигать азы грамоты. Согласно ст. 112 УИК РФ в исправительных учреждениях организуется обязательное получение осужденными, не достигшими возраста 30 лет, основного общего образования. Заключенные старше 30 лет и инвалиды I и II группы освобождены от образовательной «повинности» и вольны выбирать по желанию — учиться им или нет.

Подобные учебно-консультационные пункты создаются практически в каждом учреждении УФСИН. Так, наравне с общеобразовательными школами России заключенные обучаются основным предметам, сдают ЕГЭ и получают аттестаты. Например, в мужской исправительной колонии общего режима № 4 в конце июня 2015 года были вручены аттестаты об общем образовании. В местах лишения свободы проходят даже импровизированные выпускные балы: в исправительной колонии № 2 города Алатыря в конце 2014-2015 учебного года состоялся торжественный выпускной вечер для 34 женщин-заключенных.

Также в законодательстве имеется ст. 108 УИК РФ, обязывающая получать начальное профессиональное образование тех осужденных, кто не имеет профессии (специальности), по которой могли бы трудиться в исправительном учреждении и на воле. Исключения составляют заключенные с инвалидностью I или II группы, а также достигшие пенсионного возраста — мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет. Право на профессиональное образование остается на их выбор.

Так, на базе профессионального училища № 115, находящегося на территории ИК № 2 г. Алатыря, 256 осужденных женщин освоили в 2015 году такие специальности, как «Швея», «Портной», «Повар» и «Оператор швейного оборудования». Из них 64 выпускницы завершили обучение с отличием, а еще 62 — с повышенным разрядом.

Кроме того, образовательные учреждения для заключенных теперь имеют вторую гербовую печать. На ее оттиске не содержится отсылок к «режимности» заведения, которое окончил выпускник.

«Осталось только захотеть — и все у нас получится»

Что касается высшего образования, то и его получение вполне осуществимо. Как говорится, было бы желание.

В соответствии с Концепцией развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 года, учреждения УФСИН России по Чувашии стараются всячески содействовать заключенным, пожелавшим получить диплом вуза.

Представлены возможности по заочной и дистанционной форме обучения. Список учебных заведений, специальностей и порядок поступления представлен на стендах наглядной агитации в карантинных отделениях, помещениях воспитательной работы, в отрядах и комнатах для встреч с родственниками. При необходимости руководство тюрем помогает заключенному собрать документы для поступления. Оплата обучения производится из собственных средств осужденного. Как правило, в этом помогают родственники или близкие.

Среди заведений, где возможно обучение, числятся как вузы Чувашии — ЧГУ им. И.Н. Ульянова, Московский автодорожный институт, так и учреждения других регионов России. Например, заключенные из Чувашии могут получить неполное высшее и высшее профессиональное образование в Челябинском государственном университете, Донском государственном техническом университете, а также в ряде московских вузов. Список заведений обширен и может предоставить почти любую специальность.

Поступившим студентам организовываются условия для занятий. Например, в колонии № 5 города Козловка для заключенных, получающих дистанционное образование, руководство тюрьмы выделило помещение с компьютерами. В итоге, в конце 2014 года осужденная колонии освоила программу бакалавриата в Современной гуманитарной академии. После того как она прошла государственную аттестацию по направлению «Юриспруденция», ей была присвоена квалификация бакалавра. Диплом вручал лично представитель академии, специально прибывший в исправительное учреждение. Директор чебоксарского филиала Санкт-Петербургского государственного экономического университета Сергей Петрович Яковлев, принимавший экзамен в СИЗО № 1, отмечает:

— Защита проходила с соблюдением всех предусмотренных процедур. Государственная экзаменационная комиссия в полном составе (5 преподавателей и секретарь) выехала в СИЗО и провела все мероприятия, необходимые для сдачи госэкзамена и защиты дипломной работы. Особенностей не было никаких, кроме, конечно, самой обстановки. Была та же самая система вытягивания билета, отведенное время для подготовки ответа. Единственное — это атмосфера следственного изолятора и ограниченное пространство комнаты, предоставленной для процесса.

Однако важно понимать, что высшее образование в тюрьмах России — это возможность, но далеко не закономерность. И если государство активно поддерживает образовательные программы для заключенных, то сами арестанты вовсе не спешат садиться за учебники.

Как сообщает пресс-служба УФСИН России по Чувашской Республике, на начало 2015 года в учреждениях ведомства всего 11 заключенных обучаются в различных вузах страны.

Вновь прибывшая «чистая совесть»

В контексте личностной психологии ресоциализация — это процесс повторной социализации, которая может длиться всю жизнь человека. Иными словами, это своего рода реабилитация, при помощи которой осужденный восстанавливает прежние связи с окружающим миром или создает новые.

Для заключенного этот процесс осложняется тем, что его личность уже успела претерпеть значительные изменения, продиктованные адаптацией в тюремном мире. Ни для кого не секрет, что за многие десятилетия внутренний уклад жизни в колониях России сформировал устойчивую субкультуру, которая жестко, а порой и жестоко адаптирует психологию вновь прибывших.

Таким образом, человек принимает «на веру» ценности внесоциального существования, а ценности будущей, далекой, а оттого несуществующей свободной жизни порой полностью стираются. Здесь и кроется одна из причин столь малой популярности образования в тюрьмах. Исключая ряд объективных факторов (наличие денежных возможностей и когнитивных способностей), ключевой момент — это отсутствие сиюминутной потребности в знаниях. А будущая потребность, та, которая «на перспективу», стирается заведомой предвзятостью как общества, так и работодателей.

Именно поэтому социальную адаптацию заключенных разделяют на пенитенциарный (в исправительном учреждении) и постпенитенциарный (после освобождения) этапы. И если в рамках исправительной системы проводятся комплексные мероприятия по ресоциализации осужденных, в том числе художественная самодеятельность (концерты, спектакли), творческие мастерские, ярмарки вакансий, работа с психологами и духовными представителями различных конфессий, то после освобождения заключенные порой никому не нужны.

И здесь всплывает совсем не очевидный аспект ресоциализации — дальнейшая судьба бывших зеков в определенной степени зависит и от нас с вами. Как бы ни хотелось свалить всю ответственность на другого, человек, тем не менее, животное стадное. Общественные стереотипы и личностное отношение к лицам из мест, не столь отдаленных, играют важную роль, поскольку человек с затрудненной социальной адаптацией не в силах противостоять устоявшимся шаблонам.

Необходимо понимать, что преступники-уголовники, якобы обреченные всю жизнь следовать знаменитому кредо романтиков «украл, выпил — в тюрьму!», — это прежде всего люди. И они вовсе не обязаны повторять этот порочный круг.

Ни в коем случае не облагораживая образ современных арестантов, стоит заметить одно — инициативы УФСИН России не будут иметь продолжения в обществе, где вновь прибывшие встречают лишь брезгливое пренебрежение и холодное равнодушие.

Разумеется, они вновь вольются в ту среду, где во главу угла ставятся именно тюремные ценности и законы. И эта среда, в свою очередь, вновь втянет человека в бесперспективный конфликт с общественными нормами и законами, поражение в котором будет стоить рецидивисту свободы, а членам общества — здоровья, благополучия или жизни.

Поэтому над предвзятостью также необходимо работать, хоть и очевидно, что процесс этот заведомо неблагодарный, поскольку рецидивисты были, есть и будут. Но если преодоление общественных стереотипов поможет избежать повторных преступлений хотя бы одному проценту бывших заключенных из ста, то игра уже стоит свеч. В ином случае — мы лишь активнее будем пополнять бесконечный конвейер преступлений и наказаний.