Благотворители или мошенники?

Как не попасть на уловки нечистых на руку персон

24.10.2017 в 07:16, просмотров: 1655

В последнее время благотворительность становится трендом современного общества. Когда есть спрос, есть и предложение. За 2017 год открыты сотни частных фондов помощи больным детям. Чем они занимаются, каким детям помогают, как собирают деньги и главное, на что они уходят, пробовал разобраться наш корреспондент.

Благотворители или мошенники?
Фото: архив Натальи Васильевой

«Ящик Пандоры»

В августе этого года газета «Советская Чувашия» опубликовала заметку о сомнительных волонтерах в желтых накидках с ящиками для сбора средств на помощь больным детям. Журналисты задавались вопросом, существуют ли вообще дети, кому они собирают деньги, и куда идут средства. Когда корреспондент увидела на фото контакты родителей, она резонно спросила: «Ведь можно лично передать средства». В ответ на это волонтер ответил, зачем себя утруждать, когда больному ребенку можно помочь здесь и сейчас.

Стоит ли верить волонтерам с улицы? Ответить на этот вопрос наш корреспондент попросила руководителя одного из благотворительных фондов Чебоксар. К этой организации у корреспондента возникло доверие, так как с ним сотрудничают крупнейшие российские предприятия, а также  ведущие банки страны. А как известно, служба безопасности у банков — вещь серьезная, и работать с сомнительными фондами они не будут. Наталья Васильева в этой сфере уже четвертый год. 

— В благотворительности, как и в любой другой сфере, есть фонды, некоммерческие организации, которые ежедневно спасают жизни, помогают с необходимыми лекарствами. И есть мошенники, которые маскируются под фонд, наживаясь на горе родителей, игнорируя  закон о благотворительной деятельности,  не соблюдают порядки и правила, принятые в этой сфере,  — рассказывает Наталья. —  У серьезно работающих фондов есть сайты, на которых размещена информация об их  деятельности, которую при желании можно проверить. Если фонд работает честно, то он открыт для прессы, охотно идет на контакт при возникновении вопросов, представляет отчеты о деятельности, выкладывая их в открытый доступ. Это формирует доверие у жертвователей, и все больше людей начинают оказывать помощь. 

Культуре благотворительности тоже стоит учиться. К сожалению, бывает так, что люди с благородными мотивами хотят помогать, регистрируют некоммерческую организацию, при этом абсолютно не разбираясь в особенностях работы некоммерческого сектора. Начинают проводить мероприятия, которые сводятся к попрошайничеству и к благотворительности не имеют никакого отношения, а наоборот, у людей начинает возникать неприятие.   Мне бы хотелось привить населению некоторые азы благотворительной грамотности, чтобы деньги помощи действительно шли по назначению, а не в карманы мошенникам, — говорит руководитель благотворительного фонда. 

Сборы в социальных сетях

В социальных сетях много людей, которые используют мнимые болезни своих (или чужих) детей для личной наживы. Миллионы рублей отравляются в карман мошенников. Они наживаются на чувстве сострадания, которое возникает, когда мы видим картинку с ребенком. Поэтому не стоит помогать частным сборам, которые ведут (физические лица) в социальных сетях.

— В день такие люди собирают до 200 000 рублей. У них просто нет совести, — констатирует Наталья Васильева.

Этот самый простой случай мошенничества можно поделить на несколько подблоков. Первый — когда нуждающегося в помощи не существует, а информация о нем непроверяемая. Варианты различны. Например, берется фотография кого-нибудь пожалостливее, к ней придумывается какое-нибудь имя и продающий текст, и вот они, реквизиты для пожертвований, подайте, сколько сможете, «милосердие не бывает недостаточно большим». Иногда берут документы (медицинские, без фотографий) реального человека и выкладывают их рядом с лицом кого-то другого. Дальше можно какое-то время поиграть в игру с «новостями», «отчетами», рассказами о том, что «ребенку стало хуже» и «срочно нужны деньги» и так далее ровно затем, чтобы просто в какой-то момент исчезнуть.

В другом случае о реальном человеке рассказывают то, что не соответствует действительности, то есть не проверяема информация о проблеме, которая требует участия жертвователей. Это ситуации, когда представлены неадекватные (старые, неполные или правленые) документы либо когда они не представлены вовсе. Бывает, например, что родители просят о помощи своему «больному» ребенку, который либо вовсе здоров, либо не настолько сильно болен, что без посторонней помощи не обойтись. В другом случае все настоящее — и имя, и диагноз, и планы лечения, и даже счета, кроме одной частности: человек, на которого идет сбор, давно умер.

Также этот подход — когда нуждающийся настоящий, а проблема его не проверяема — характерен и для мошенников, работающих на ниве социальных, а не медицинских проблем: подделать бедность проще, чем подделать болезнь.

Вы не успели нам помочь

Еще одна схема мошенничества, недоказуемая юридически, крайне циничная и подлая, связана с обязательной смертью того, для кого собираются деньги. Ее практикуют как организации, так и частные лица.

Суть трюка в случае организации такова: открывается сбор средств для человека, находящегося в инкурабельном состоянии, то есть уже не подлежащего лечению по стандартам современной медицинской науки. Находится клиника, которая за большие деньги берется «что-то сделать», хотя бы обследования. Делается расчет стоимости, в который включается все, что можно: проживание, питание, сопровождение, переводчик, лекарства, возможные исследования и т.п. Получается огромная сумма.

Далее начинается сущая истерика, массовые перепосты, акции помощи, массовое участие и так далее. Собираются деньги на счета организаторов или на счета фонда-­оператора. И когда оказывается собрана существенная сумма, человек улетает на лечение, деньги переводятся в клинику, после чего человек умирает. Просто потому, что был смертельно болен еще до начала всего мероприятия, а нервотрепка со сбором, надеждой, перелетом и так далее — это все же серьезный стресс.

А потом средства частично возвращаются на счет фонда, ибо в связи со смертью пациента они не были использованы в полной мере — не были проведены заказанные исследования, он питался куда меньше рассчитанного срока, лекарств потребовалось меньше и пр. Проблема в том, что эти средства становятся уже не пожертвованиями, а просто деньгами, которые вернула клиника. И организация может распоряжаться ими по своему усмотрению.

В случае же сбора частными лицами, как правило, связанными с крупными благотворительными интернет-марафонами и волонтерскими площадками, переводится не вся сумма собранных средств, а понемногу. До того момента, когда пациент умирает. А дальше обычно начинаются скандалы и дрязги, переписка удаляется, концы быстро теряются, деньги начинают кусками перекидывать со счета на счет, и в конце концов оказывается, что вроде бы деньги были переведены «другим детям», но то ли не все, то ли не туда, а тот, кто этим занимался, из соцсетей удалился, обидевшись на чьи-то обвинения и так далее. Таких историй множество.

Также встречаются еще более сложные схемы мошенничества, когда, например, сборщик пожертвований одновременно работает в штате конкретной клиники и не просто так убеждает маму тяжело больного ребенка ехать именно в эту больницу, а ради перспективы получить процент от средств, которые получит больница. Эту схему весьма непросто раскрыть, да и юридически в ней нет никакого состава преступления. О моральной же стороне судите сами.