Светлана Большакова: «Это такая смесь радости и волнения!»

Актриса кино рассказывает о детской мечте

03.04.2018 в 17:11, просмотров: 917

Со Светланой нас свело случайное знакомство. Веселая, живая, сразу располагает к себе и запросто делится советами и секретами большого кино. Я не устояла и пригласила ее на интервью, чтобы и наши читатели взглянули одним глазом, не мешая процессу съемок, на то, как актер становится таким, каким мы видим его на экране.

Светлана  Большакова: «Это такая  смесь  радости и волнения!»
Фото из личного архива

— Светлана, расскажите, как вы пришли в профессию? Где читатели могли видеть вас?

— Я с детства мечтала об актерской профессии. Предсказуемо, наверное, но так и есть. В 6 лет я вышла на сцену с хореографическим кружком и до сих пор помню те ощущения. Я стояла первая в линии и, рассекая сцену в ритме польки, была счастлива. Это такая смесь радости и волнения, которую практически невозможно получить никак иначе.

И потом я долго танцевала: и степ на международных фестивалях, и в танцевальной группе у Николая Караченцова, и в мюзикле «Иисус Христос — суперзвезда», и в Театре сатиры… По-настоящему драматической актрисой я начала становиться, наверное, уже после 27. Накопилось больше переживаний и опыта, на которые стало можно опираться при работе над ролью.

Снималась я не очень много, но, возможно, это из-за неуверенности в себе и из-за того, что я долго не искала съемок. Те, что случались, были прекрасной случайностью. Например, в сериале «Татьянин день» я снималась, будучи ассистентом режиссера на полном метре. Приходилось как-то выкручиваться, чтобы и сняться, и никого не подвести. В «Деле врачей» я снималась, когда уже работала режиссером на «Первом». Да, я долгое время трудилась за кадром и была почти счастлива. Но не до конца. И только пару лет назад я решила все поменять кардинально: теперь моя основная ответственность — это работа в кадре, а за кадром — дополнительная нагрузка. И знаете, стало сложнее зарабатывать деньги, но при этом я ни капельки не сомневаюсь в своем выборе.

С того момента я снялась в нескольких сериалах, в том числе в исторической картине «Вольная грамота» (недавно показывали по «Первому каналу»), в короткометражках и веб-сериалах — сейчас это все более актуальный формат кинопроизводства).

— Что самое сложное в съемочном процессе, а что дается легче всего?

— У меня есть шутка: пусть меня накрасят и поставят в кадр, и мне ничего не надо будет делать. Про «не делать» — это, конечно, неправда. Отдаешь много энергии, и иногда после съемки нет сил сказать «мяу». Но при этом я готова делать это снова и снова, несмотря на усталость и неудобства. Я даже не знаю, что самое сложное… В дни съемки даже в 5 утра вставать легко! Мне нравится все. Я еду на съемку и пою в машине. Потом прекрасный гример превращает меня в фею. Потом идет разбор сцены с режиссером, оператором, партнерами — это тоже интересно. А потом по команде «начали» я создаю новую реальность. Я даже не до конца понимаю, как у меня это получается. При этом в создании новой реальности участвует еще много человек, и это волшебство!

Фото из личного архива

На смену и со смены я еду совершенно в разном состоянии. На съемку актриса всегда едет ненакрашенная, с чистыми волосами, чтобы гример имел возможность сделать из тебя все, что нужно. Один раз я опаздывала, и меня остановил ГАИшник. Я стала ему объяснять, что я актриса, что опаздываю. А он смотрит на мое бледное лицо, сравнивает с теми, кто в телевизоре, и жалостливо вздыхает. Мол, бедненькая, совсем из ума выжила — какая из нее актриса? На обратном пути мне очень хотелось с ним снова повстречаться: смотри, я красотка, я наполненная энергией, я снималась. Но смена у ГАИшника оказалась короче моей (смеется).

— Какой рекорд и антирекорд можете вспомнить у себя по дублям? Что важно учитывать актеру, работая в кадре?

— Меньше двух дублей в кино не снимают. Даже если все было гениально. Говорят: «снимаем технический». Правда, иногда бывает, что технический не удается по камере, и тогда начинается мучительная канитель: дубль за дублем кто-то не справляется. Но один дубль все равно никто не снимает, потому что мало ли — технический брак.

Я не помню, чтобы по мне было много неудачных дублей. Один раз я не могла три раза подряд прийти на нужную точку и попасть в фокус. Но это было только однажды! Точка — это место, куда актер должен прийти, работая в кадре. По этой точке оператор выстраивает свет, фокус, композицию. То есть там — самое выгодное место для того, чтобы ты выдала свою эмоцию. По факту, ты играешь роль и при этом думаешь о том, не перекрывает ли тебя партнер, не отвернулась ли ты от камеры, пришла ли ты в нужное место, не задеваешь ли микрофон, приклеенный к телу. И еще много технических моментов, которые не относятся к проживанию, но являются твоей работой.

— Какие моменты в работе запомнились на всю жизнь? Есть ли что-то такое трогательное и кардинальное, что помогло изменить себя, свою подачу, работу?

— Я человек очень самостоятельный и адаптивный. Я сама для себя все сделаю, еще и за другими с удовольствием поухаживаю. Первый раз для меня был шок, когда я снималась в «Татьянином дне» зимой на улице в легкой курточке, а между дублями ко мне подбегали костюмеры и грели в телогрейке. Я думала: «Ничего себе, им не все равно!» Сейчас я понимаю, что это их работа, но каждый раз это так мило. В прошлом году на съемках «Спасения» моя героиня бродила по заснеженному лесу со свечой, лишь в одном медицинском халате. И художник по костюмам грела меня, заворачивая в огромный плед. Это так приятно.

А вообще, на площадке всегда хорошо. Даже если что-то идет не так. У меня была ситуация, когда я приехала за три часа до кадра и мне стало очень плохо. Я лежала где-то в углу и страшно болела. Когда подошло время съемки, все как рукой сняло. Сцену очень эмоционально сняли.

Фото из личного архива

В прошлом марте снимали веб-сериал «Такая жизнь», один из эпизодов был с детьми в продуктовом магазине. Мальчик должен был подбегать ко мне с полным ртом сухофруктов и что-то объяснять. Мы дали ему сушеных ананасов: «Ешь». Минут через 5 смотрим — он стоит и плачет с этими ананасами во рту. Оказалось, что это не ананасы, а пряный имбирь. Бедный мальчик. Когда мы привели его в порядок, то очень долго плакали и смеялись. Мальчик тоже.

— Есть какие-то отважные мечты, связанные с карьерой в кино? Голливудские блокбастеры, съемки с Данилой Козловским или что-то подобное?

— Долгое время я даже не мечтала о Голливуде. Где я, и где они? А недавно сходила на встречу с девушкой, которая работает как talent-manager для американского рынка. И после той встречи стало ясно, что Голливуд — это тоже работа, а не одни восторженные междометия. Более организованная, конкретная и интересная работа. У меня нет сейчас этой цели в близких, но где-то там, впереди — да.

Сейчас я очень хочу для себя большой исторический проект. Платья, манеры, атмосфера, утонченные беседы. Я специально не крашу волосы, не делаю никаких искусственных манипуляций с лицом типа татуажа и силикона, чтобы внешне соответствовать тому времени. А внутренне — читаю книги, смотрю фильмы, изучаю живопись, делаю стилизованные фотосессии.

Что касается партнеров, то я больше мечтаю не о партнерах, а о режиссерах. Из российских — это Клим Шипенко, Роман Каримов и Андрей Кавун.

— Подготовка к роли в вашем исполнении — какая она?

— Подготовка к роли — это огромная работа. Как нижняя часть айсберга. У меня есть несколько инструментов для подготовки, и я постоянно учусь, набираю новые. Например, в институте нам давали классическую систему Станиславского. И во многом разбор текста и образа я по-прежнему делаю по ней. Зерно роли, предлагаемые обстоятельства, автобиография героини.

Но есть моменты, которые не складываются. И тогда я использую новые техники, которым обучаюсь по сей день. Например, одно из последних приобретений, которым я активно пользуюсь, — это метод Ли Страсберга. Он работает по принципу эмоциональной памяти. Например, я должна сыграть на пробах страх, ужас, будто на меня нападает мужчина с ножом. А передо мной сидит милый режиссер, стоит маленькая камера, и вообще на меня никто никогда не нападал с ножом. Тогда я мысленно кладу на объектив самого страшного в мире зверя — таракана — и представляю, как он ползет в мою сторону. Ой, мамочки! Меня так утвердили. Страху такого на всех нагнала.

В подготовке к роли всегда помогает разное. Надо не упираться во что-то одно и продолжать искать. Иногда это бывает какая-то песня, случайно посмотренный фильм, какой-то звук, сон. Даже платье героини может раскрыть ее характер — от внешнего к внутреннему, так сказать.

— Какой совет дала бы непрофессионалам. Вот хочу сниматься в кино, даже беззвучным статистом. С чего начать, куда бежать?

— У меня два совета. Становиться профессионалом — первый. Пробовать — второй. Сейчас есть возможность получить не только высшее образование, где по-прежнему космический конкурс, но и альтернативное. Есть московская Школа кино, где выпускают отличных актеров, есть курсы по американским системам — Школа Иваны Чаббак, «Декамерон Студия», в которой учат системе Ли Страсберга. Я очень люблю Лабораторию Карины Романовой, кастинг-директора. Она рассказывает о тонкостях прохождения кастингов, работе с камерой, записи видеовизиток, продвижении и многом другом полезном для начинающих актеров.

Есть и бесплатные возможности. Например, всегда можно пойти сниматься в массовке и посмотреть процесс изнутри. Можно что-то самостоятельно снимать для «Инстаграма» — это отличная площадка для видео. Когда мне не хватает съемок в кино, я снимаю веселые зарисовки на тему #нупонятно_актриса и выкладываю их в своем «Инстаграме» (@lana_cinema — прим. ред). Про кастинги, съемки и актерские будни. С первого взгляда может показаться — что там играть и снимать? А по факту, это такая же работа над построением образа, сюжета, воздействия на зрителя. И это работает! Благодаря этим видео меня уже приглашали на пробы.

И на сладкое! Всем, кто очень хочет попасть в кино, можно написать мне в «Инстаграме» по хэштегу #СамСебеСамаПродакшн. Это наша инициатива с моей коллегой актрисой Татьяной Виноградовой. В прошлом году на «Ютубе» мы выпустили ироничный веб-сериал «Такая жизнь», а в этом — снимаем художественный фильм «До Нового года осталось…» Это зимняя сказка про любовь и чудеса, которые случаются в канун Нового года. И нам все время нужны волонтеры — как в кадре, так и за кадром. Так что мы будем всем рады и всех займем делом.