Сергей Юнганс: «Хорошо, когда у человека есть препятствия»

Режиссер о драматургии, выборе и времени

19.06.2018 в 12:59, просмотров: 857

22 июня в чебоксарском Русском драматическом театре выходит премьера от режиссера Сергея Юнганса — спектакль по знаменитому произведению А. Арбузова «Мой бедный Марат». Чебоксарский зритель постановки известного режиссера из Екатеринбурга любит и с удовольствием их посещает. Так, спектакль «Варшавская мелодия», поставленный год назад, по праву негласно считается среди местной театральной тусовки сильнейшим в городе. По словам самого Сергея Юнганса, все его спектакли в Чебоксарах о любви. Секреты «Моего бедного Марата» он раскрыл специально для «МК».

Сергей Юнганс: «Хорошо, когда у человека есть препятствия»
Фото из личного архива

— Год назад была поставлена «Варшавская мелодия» — спектакль о людях, о любви после войны. Сейчас «Мой бедный Марат» — история о людях во время и после войны. Почему именно этот период вас привлекает?

— За годы работы в Чувашии я для себя определил тематику спектаклей, интересную местному зрителю, то, что, как говорится, «заходит». Отчасти то, что «Варшавская мелодия» — один из самых продаваемых спектаклей в городе и пользуется популярностью у зрителя, наверное, и натолкнуло меня на выбор именно этого материала. Но это только отчасти. В первую очередь хотелось взяться за такой материал, который был бы и по смыслу, и по эпохе приближен к теме трагедии человеческих душ, к поиску своего счастья, к познанию самого себя. То, что понятно и близко сегодня любому поколению в любом регионе России. Поэтому и появилась эта классика советской драматургии — «Мой бедный Марат». В «Варшавской мелодии» мы пытались создавать историческую правду: костюмы того времени, силуэты, обувь.

Этот же спектакль кардинально отличается. Мы используем условности, не делаем спектакль про конкретное время: про Ленинград 1942-46 годов или 1959, — мы делаем историю про людей, которая могла бы случиться сегодня, вчера, завтра. Это история без времени. И декорации, и костюмы, и предметы реквизита достаточно условны. Это безвременье. Главное — это борьба человека с самим собой в поиске ответа на вопрос: «А кого же я люблю? Как же мне поступить в этой ситуации, кого мне выбрать?» Здесь главное — проблема выбора своей второй половины.

— И все-таки почему именно этот автор?

— Это классика, написано очень четко. Этот драматург мне понравился, еще когда я учился, а сейчас я вспомнил об этом материале. Ну, или, может быть, я решился пройти по советской классике (смеется). В планах у меня Вампилов. Кроме того, мне кажется, это и актерам полезно работать с таким материалом, потому что мы сегодня забываем о такой драматургии.

Здесь в театре есть замечательная актриса Людмила Казимир, для которой мне очень давно хотелось поставить спектакль. И, наверное, я эту пьесу в том числе взял и потому, что мне хотелось, чтобы это играла именно Людмила. Наверное, это основная мотивация…

— Вы с ней работаете очень давно, а главная роль первая…

— Она была занята во всех моих спектаклях. Да, это были не главные роли, но это были неплохие роли, центральные. Но просто вот так, чтобы спектакль был поставлен прямо на нее, этого, действительно, не было. Сейчас Людмила пришла к тому периоду актерской профессиональной зрелости, когда необходимо играть такие роли. У нее сегодня расцвет ее женского начала, она опытная, тонкая и, к сожалению, не раскрытая до конца в этом понимании актриса. И мне очень захотелось, чтобы этот материал ее по-новому раскрыл. Спектакль «Мой Бедный Марат» про нее.

— Главную мужскую роль у вас традиционно играет Андрей Аверин. Нет ли утомленности от одной фактуры и жажды новых лиц?

— Артист Андрей Аверин очень изменился и сильно вырос за эти годы. То горячее отношение к работе, которое было в начале его работы в Русском театре Чебоксар, сейчас сменилось уже опытом, приобретенным за это время. Все-таки актеры растут на своих ролях. Сейчас его работа более осмысленна, он смотрит глубже. Конечно, как и любому режиссеру, мне хотелось бы, чтобы в театре было три равнозначных героя 20-летнего, 30-летнего и т.д. возрастов, чтобы были разные типажи, фактуры, как вы говорите. Ведь тогда возникает возможность делать спектакль еще более интересным, смотреть шире. Но мы находимся в тех обстоятельствах, когда у нас ограничена возможность приглашения новых молодых актеров в труппу. Но работой Андрея я доволен, он знает, что делает, он идет верным путем. Отмечу, что главную роль играют два актера — Андрей Аверин и Сергей Куклин. Это юность и опыт — то, как мужчина представляет себе чувства в начале пути, и к чему приходит в итоге, молодой взгляд и более зрелый.

— Спектакль ставится в очень сжатые сроки. Почему, и как идет работа?

— Русский народ очень ленивый, не побоюсь этого слова, и мы привыкли все делать в последний момент (смеется). Диссертации, контрольные, не важно, кем мы работаем и служим. Когда берешь короткий срок, это мобилизует людей, они начинают работать очень быстро. Мы за 1,5 недели уже развели основные сцены, и актеры уже видели, куда мы движемся. Мне нравится такой метод работы.

У меня был опыт постановки на два состава всего за 30 дней в театре музыкальной комедии. За месяц мы создали огромное полотно на два полных состава. Да, это возможно, здесь уже включается индивидуальность и профессионализм артиста, ведь с некоторыми можно и за месяц ничего не добиться. «Мой бедный Марат» расписан на две части и разделен между двумя поколениями, у каждого по полспектакля. И здесь большая работа ложится на режиссера. Молодежь играет свой возраст, она знает эти чувства, она прошла это в своей жизни. А уже более опытные герои играют то, что молодежь, возможно, пока не понимает. Здесь сталкиваются два поколения. Это очень интересно. Все толковые, каждый на своем месте, занимает нужное для спектакля положение. В целом, вышел хороший, свежий, молодой, энергичный актерский ансамбль. Декорации мы запустили заранее, в Чебоксары приезжали художники из Екатеринбурга Иван Мальгин и Елена Чиркова. Пластические номера хореограф Ирина Гаврилова репетировала уже в начале мая.

— Часто в ваших спектаклях присутствует тема преодоления препятствий на пути к своей любви…

— В классической высокой драматургии всегда была тема долгого-долгого чувства. Современная драматургия, может быть, не так плоха, но подобные конфликты она немного стирает, в ней речь идет не о высоких чувствах и преодолении препятствий в достижении своего счастья, а находится на более мелком уровне: «потерял книжку», «сломал телефон»... Володин, Розов, Вампилов — жемчужины драматургии советского времени, но ведь было много других, которые не дошли до нас. В современной драматургии тоже произойдет какая-то кристаллизация, и в будущем останется только то, что имело ценность и несло новаторство.

А выбираю я подобные темы, может быть, потому, что в глубине души эта тема мне близка, как любому человеку. Может быть, это своего рода почерк, тема, которую я хочу исследовать. Это ведь замечательно, когда у человека есть препятствия. Когда он их преодолевает, он становится сильнее, и его любовь становится сильнее. И вот эта любовь, как в «Бедном Марате», когда люди через 17 лет поняли, что нужны друг другу по-настоящему.

— После «Бедного Марата» что ждет зрителя уже в сезоне 2018-2019?

— В 2018 году я поставлю один спектакль. Кроме того, мы получили грант главы Чувашии на постановку спектакля «Лопо де Вега — учитель танца», который выйдет в 2019 г. Это будет зрелищный, инновационный спектакль, где стихотворную форму, мы попробуем переработать в прозу. Пока идет работа режиссера с художником, будет красиво, как всегда в эпоху Возрождения.