Юрий Плющев: кинооператор — редкая профессия

Фотокружок во Дворце пионеров стал для него трамплином в большое искусство

18.12.2018 в 09:37, просмотров: 595

Юрий Плющев — профессиональный кинооператор, окончил ВГИК. Родился в Чувашии. За его плечами несколько полнометражных игровых и около 80 документальных фильмов. Член Союза кинематографистов РФ, Союза кинематографистов Республики Беларусь, объединения «Фотоискусство». В последнее время работал на телеканале RUSSIA TODAY в Москве.

Юрий Плющев: кинооператор — редкая профессия
Фото из личного архива

Наш корреспондент задал ему несколько вопросов по мессенджеру.

— Кинооператор — весьма редкая профессия. Взять в руки камеру вы мечтали уже в детстве?

— Вряд ли я думал о кинокамере в детстве. Все началось в школьные годы. И началось, как водится, с фотографии во Дворце пионеров в Чебоксарах, где работал фотокружок, которым руководил известный в то время фотограф Михаил  Егоров. Его  добрым словом вспоминаю до сих пор. Возможно, он не очень многому меня научил, но главное — он не ставил палки в колеса. Первые мои публикации появились в «Молодом коммунисте», а позже  в «Комсомольской правде» и других газетах. После школы работал в многотиражках «Знамя строителя» и «Рабочая жизнь» (опубликовал много статей, фотографий, даже стихов и рассказов), а параллельно учился в Казанском университете, где имелось отделение журналистики при филфаке. Ушел сам со второго курса, когда больше узнал о ВГИКе. Меня привлекала возможность привнести движение в кажущуюся «застывшесть» фотоснимка. Начал снимать аппаратом «Смена-6» в детском возрасте, перешел на «Зоркий», позже — первая «зеркалка» «Зенит», а уже потом, во вгиковские годы,  «Minolta SRT-101». 

— Конкурсы во ВГИК были многочисленные. Вы больше верили в удачу или в свои силы, когда подавали заявление в вуз?

— Конкурсы во ВГИК, действительно, были огромные, но как-то выбрали способных… Помню  толпу у кабинета ректора при зачислении. Туда вызывали по очереди, по одному тех, кого зачисляли. Сначала москвичей с известными в мире кино фамилиями (например, внука Г.В. Александрова, сыновей известнейших операторов, режиссеров и т.д.), затем ребят по направлениям — из Фрунзе, Риги, Вильнюса, Баку и т.д. Потом приглашали иностранцев. В конце еще нескольких поступающих. Меня вызвали 24-м, а после меня еще одного. Затем вышла секретарша и сказала, что в этом году прием на операторский факультет закончен. Не знаю, наверно, все-таки удача улыбнулась мне, ведь столько талантливых ребят поступало. Запомнилось то, как потухла надежда в их глазах…

Наше отделение на операторском факультете называлось «Операторы, киножурналисты-международники». Готовили нас для работы на корпунктах за границей.  

Свои вгиковские работы я до сих пор вспоминаю с нежностью вместе со всеми ошибками и несовершенством: учебную работу «Машинист» о машинисте Белорусской железной дороги, с которым несколько раз ездил в рейс, курсовую «Рядом с магистралью» о работе интернациональных отрядов на строительстве БАМа, дипломный фильм «Пятый» о работе Сергея Бондарчука над фильмом «Степь». Работы эти только добавили уверенности, что я выбрал правильный путь. 

Кстати, первая статья обо мне была опубликована в газете «Московский комсомолец» в годы учебы во ВГИКе, называлась она «Самоигральная натура». Довольно активный был, да и учился хорошо, поэтому руководство института порекомендовало журналисту побеседовать со мной. Автор обыграл кинематографический термин — самоигральная натура (так говорят, когда натура интересна и хороша сама по себе).  

При распределении по каким-то причинам выбрал Минск и «Беларусьфильм» (у меня был красный диплом, поэтому предлагался выбор: Ленинградская студия документальных фильмов, Свердловская киностудия и «Беларусьфильм»). 

Так фотография перетекла в кинематографию. Впрочем, с фотоаппаратом я никогда не расставался. В поствгиковские годы удостоился многих дипломов на различных фотоконкурсах. В 2000-2006 годах организовал более 30 персональных выставок. 

…Свой первый фильм на «Беларусьфильме» хорошо помню, но он был совершенно неинтересным из-за того, что режиссура была слабовата. Потом я познакомился с рядом именитых режиссеров: Александром Карповым-Младшим, Дмитрием Михлеевым и другими. С ними и связаны все мои успехи в операторской профессии, призы и дипломы фестивалей доставались во многом благодаря им… Со своим земляком Дмитрием Михлеевым, помню, снимали картину «Интернат ты наш» о воспитанниках детского дома в поселке Радошковичи. Получилась простая, но пронзительная человеческая история, точнее, ряд историй…

— Перейти в режиссуру не пробовали?

— Режиссура меня никогда не тянула, поскольку я работал с очень хорошими режиссерами, которые мне не мешали, а в нужный момент направляли. Я их понимал, чувствовал. Это важно.

— Много ли осталось в прошлом невоплощенных замыслов? Испытываете ли какой-то дискомфорт, когда вспоминаете об этом?

— Замыслы нереализованные, конечно, есть, некоторые, думаю, достаточно хорошие, но что о них теперь говорить...

— Изменил ли ваше мировоззрение Чернобыль?

— Чернобыль оказал на меня определенное влияние. Когда мы впервые приехали на съемки документального фильма с режиссером Сергеем Лукьянчиковым в Полесский радиационно-экологический заповедник (на границе с Украиной), он мне сказал: «Смотри, потом тянуть сюда будет…»  Так и произошло. Я там оказывался неоднократно — выезжал на фотосъемки, готовясь к выставкам,  на киносъемки. И такого пронзительного чувства одиночества и отрешенности, как там, не испытывал нигде. Ты, режиссер и егерь-сопровождающий. Одна деревня, вторая, третья. И… никого! Особое чувство. Там недавно кипела жизнь: игрались свадьбы, дети рождались,  парни уходили в армию, на учебу, возвращались обратно…

Организовал несколько персональных выставок «В поисках Чернобыля», «Эхо Чернобыля» на гранты посольства США и представительства ООН, на торжественном открытии присутствовал посол Джордж Кролл. Это была большая честь. Но это отдельная история.

…Жена мне как-то сказала: «Смотри, ты ни о чем больше не думаешь, не снимаешь…» И я понял, что «заигрался» с этой темой… А фотографии были хорошие…

— Держите ли связь с малой родиной?

— Почти нет. Остались там несколько приятелей, которые мне дороги и которых хотелось бы увидеть: художник Юрий Ювенальев, актер (тогда, он играл роль Михаила Сеспеля) Иосиф Дмитриев, еще кто-то. Когда-то думал о фотовыставке в Чебоксарах и мог бы, но что-то все мешало... Но сейчас это мне не поднять финансово. Чебоксары — замечательный город, Волга и Заволжье там очень красивы. Я мог бы туда приехать из Москвы, когда работал на телеканале RT в 2006-2015 годах, но так и не хватило решимости, а теперь поездка, конечно, затруднительна финансово…

Родился в с. Яльчики, мама работала там врачом после Горьковского мединститута. Потом мы переехали в город Александров (об Александровской слободе, построенной Иваном Грозным, наверно, слышали). Чудесный старинный город в ста километрах от Москвы. Потом возвратились в Чувашию — Мариинский Посад (5-7 классы), затем переезд в Чебоксары (8-10 классы,  школа № 22, кажется, находилась в начале проспекта Ленина). Жили мы в доме, который стоит на изгибе Карла Маркса и проспекта Ленина, напротив гостиницы «Чувашия». В школе  дружил со Славой Казаковым, сейчас он в Питере. Кстати, он поступил на операторский во ВГИК на год раньше меня.

— Артист, режиссер и поэт Иосиф Дмитриев недавно ушел из жизни… Было бы интересно, если вы пришлете снимки тех лет.

— Очень жаль, что Иосиф ушел. Мы познакомились с ним, когда в Чебоксарах снимали фильм «Сеспель», где Иосиф играл главную роль. Я фотографировал его и творческую группу, писал о съемках. Мы много беседовали о кино. Подружились. Общение с ним стало одним из побудительных мотивов для моего движения в сторону ВГИКа. На следующий же год я поступил. Далее мы встречались и общались во время моих приездов на каникулы. Потом отношения прервались. Он, как и Юра Ювенальев, был мне всегда интересен как человек и творческая личность...  Все надеялся организовать в Чебоксарах фотовыставку, были подвижки, но не сложилось... Очень надеялся, что Иосиф и Юра увидят ряд моих работ… Увы, пока в своем архиве ничего из чебоксарского  периода найти не могу,  есть только несколько пейзажей, когда Юра Ювенальев во время моего приезда на зимние каникулы  взял меня с собой в деревню, где он был на пленерах.

— Не стало недавно и Дмитрия Михлеева…

— Жаль, бесконечно жаль, что друзья уходят. Но остались их работы — фильмы, спектакли и книги, которые стали частью чувашской культуры.