Правда — это не то, что говорит депутат Госдумы России Олег Николаев

Правда — это, что есть на самом деле

03.09.2019 в 09:22, просмотров: 1537

Очень уместны к статье слова Владимира Путина, сказанные им 28 января 2009 года в Давосе. В частности, кризис «буквально висел в воздухе. Однако большинство не желало замечать поднимающуюся волну».

Правда — это не то, что говорит депутат Госдумы России Олег Николаев
25 января 2010 г. Владимир Путин посетил ОАО «Промтрактор».

Наши читатели заметили, как депутат Госдумы России, эсер Олег Николаев на встречах с избирателями и в публикациях пытается якобы проанализировать ситуацию с Концерном «Тракторные заводы», при этом он вольно излагает события, не замечая перемен ни в мире, ни в России и Чувашии. К примеру, депутат умудрился не заметить мировой экономический кризис —  кризисное состояние мировой экономики, резко обозначившееся с 2008 года. Разные страны и регионы выходили из кризиса в разное время, с 2009 по 2013 год, и, по некоторым оценкам, кризис не был преодолен окончательно вплоть до 2015 г. Развился с финансового кризиса, начавшегося в США. Если не по глубине, то по масштабам и последствиям сопоставим лишь с Великой депрессией 1930-х годов. В 2009 году мировой ВВП впервые со времен Второй мировой войны показал отрицательную динамику. Также рекордно (более чем на 10%) сократилась мировая торговля, восстановившая объём к 2011 году…

Ситуация начала ухудшаться с 2014?

Оказывается, по научному мнению Олега Николаева, «в 2007 году, когда правительство Чувашии разрабатывало стратегию социально-экономического развития, дела в компании шли неплохо. Насколько мне известно, в те времена на «Промтракторе» ежегодно выпускали около 700 машин, иногда доходило даже до 900 единиц и более. Но уже с 2014 года ситуация начала ухудшаться, так как долговая нагрузка стала увеличиваться угрожающими темпами...

«Почему так произошло?» — вопрошает эсер Олег Николаев.

Обратимся к фактам недавней истории, чтобы разобраться в кризисной обстановке на Концерне «Тракторные заводы». Обратимся к материалам в открытом доступе. В основном цитирую президента, генерального директора Концерна «Тракторные заводы» Михаила Григорьевича Болотина. Тексты привожу в сокращении в хронологическом порядке.

Началось с мечты о капитализации в $10 млрд

Из интервью с Михаилом Болотиным, совладельцем КТЗ, «Мы готовы продать компанию в любой момент» (Vedomosti, 14 декабря 2006, Ирина Малкова):

— В течение ближайших пяти лет мы планируем создать международную машиностроительную компанию с капитализацией порядка $10 млрд.

— А во сколько вы оцениваете стоимость бизнеса сейчас?

— Недавно была проведена независимая оценка стоимости компании — нас оценили в $1,5-1,7 млрд. Моя задача в следующем году — довести капитализацию компании с существующими активами до $2-2,3 млрд. Это позволит нам войти в клуб компаний, интересных для инвесторов.

— За счет чего вы собираетесь увеличить стоимость компании до $10 млрд?

— В первую очередь за счет приобретения активов в России и за рубежом. Мы уже определили для себя круг потенциально интересных активов. Это частные компании, не входящие в состав крупных холдингов, с оборотом от 300 млн до 600 млн евро. По размерам они сопоставимы с нашей компанией, и мы понимаем, как организовывать финансирование таких покупок. В основном это европейские компании. Мы уже приступили к ведению переговоров.

И все было хорошо, если бы не долг $800 млн

Из статьи «Железная доля» (Журнал «Коммерсантъ. Секрет Фирмы» № 4 от 06.04.2009. Текст: Павел Куликов):

«Чудес хватает: в крупнейший в России машиностроительный холдинг «Тракторные заводы» входят 22 предприятия.

В январе 2009-го Болотин провел первое и единственное с начала кризиса IPO российской компании, разместив на Франкфуртской бирже 4% акций холдинга. Концерн «Тракторные заводы», в котором Болотину принадлежат 80% акций, инвесторы оценили в 2,5 млрд евро. Правда, за год до этого бизнесмен собирался продать больший пакет, получив с рынка около $500 млн, но поостерегся. Как оказалось, напрасно: оценивая тогда компанию в $3,5-4,5 млрд, Михаил Болотин почти не ошибся.

Долг концерна на январь 2009 года составил $800 млн, но Болотин, по его словам, в состоянии его обслуживать...

— Ежегодный рост у нас составлял 25-30%, и все было хорошо, — говорит Михаил Болотин. Теперь — не очень. В 2008-м предприятие должно было выпустить 1150 машин, но из-за резкого падения спроса в ноябре и декабре произвело около 1000. В январе 2009-го головное предприятие Михаила Болотина «Промтрактор» вообще остановилось, правда, в последнюю неделю месяца завод снова заработал. По итогам прошлого года прибыль завода составила 1,1 млрд руб., но на данный момент «Промтрактор» убыточен. Средняя зарплата рабочих, привязанная к объему выпуска продукции, упала с 12 тыс. до 9 тыс. руб.

Сейчас завод поставляет тяжелых тракторов за рубеж больше, чем на внутренний рынок, хотя раньше экспортировал не более 10% машин. У российских клиентов спросом пользуются лишь трубоукладчики — строительство нефте- и газопроводов в любое время идет ударными темпами. «Это не обеспечивает загрузку предприятия, — сокрушается исполнительный директор «Промтрактора» Александр Титов. — Важно, чтобы заработали банки, тогда на технику снова будет спрос».

Как молния в одинокое дерево

По головному предприятию «Тракторных заводов» кризис ударил, как молния в одинокое дерево, но из множества предприятий холдинга в плачевном положении находятся не все. «Мы работаем в ноль, — описывает общую картину Болотин. — Денег хватает на поддержание инвестпроектов, которые мы запустили раньше, и на обслуживание долгов».

В 2007 году президент «Тракторных заводов» обозначил свои задачи и не намерен отступать от них, несмотря на экономические катаклизмы. «Наш план — вот! — Болотин потрясает пачкой из 600 скрепленных между собой листов формата А4. — Мы четко знаем, что будем делать в этом году, в следующем году. Планы у нас помесячные, поквартальные, погодовые». Их общий смысл сводится к тому, что до 2015 года холдинг инвестирует 24 млрд руб. в модернизацию и запуск новых моделей. Однако модернизация коснется не техники, а средств ее производства. Новыми же моделями Болотин называет не технические новинки, а типы машин, которых в линейке «Тракторных заводов» пока нет.

Конкурентов мы уничтожаем в пыль

С зарубежными гигантами Caterpillar, Komatsu и Liebherr, которые делают точно так же, Болотин не собирается тягаться. Но вот более мелким российским производителям тяжелой техники бизнесмен может серьезно подпортить жизнь, ведь клиентам гораздо удобнее покупать и обслуживать всю технику у одного производителя. «Конкурентов мы уничтожаем в пыль», — потирает руки Болотин. Другие производители, впрочем, его не боятся. «Нельзя сказать, что фуллайнер, то есть обладатель полной продуктовой линейки, — однозначно король на рынке, — говорит исполнительный директор компании «Агротехмаш» Андрей Ефимов. — Все-таки если оценивать преимущества каждой из единиц техники в отдельности, то наши машины технологичнее и более выгодны с точки зрения эксплуатации, хотя и дороже».

Болотин даже слишком оптимистичен

По нынешним временам президент «Тракторных заводов», пожалуй, даже слишком оптимистичен. Средства для проведения реформ он надеется получить через облигационные займы или прямые кредиты. При текущей ставке рефинансирования для тяжелой промышленности они неподъемны, но Болотин рассчитывает на льготные кредиты от государства под залог своих акций.

С ноября 2008 года Александр Титов сократил 300 человек и в ближайшее время уволит еще 500. На заводе «Промтрактор-вагон» штат рабочих за это же время уменьшился на 400 человек. В общей сложности «оптимизация» накрыла 5 тыс. человек, то есть чуть меньше 10% работников холдинга. «Во время кризиса надо принимать решения непопулярные, жесткие и беспощадные», — не сомневается Михаил Болотин.

На самом деле такие решения президент «Тракторных заводов» принимал и до кризиса. Шесть лет назад на предприятиях работали 65 тыс. человек. К моменту кризиса их было уже 45 тыс. «Мы держали 20 тыс. человек в силу своей технологической недоразвитости», — говорит Болотин. По мере того как оборудование на «Тракторных заводах» меняется на более современное, ряды рабочих редеют.

Иначе сойдешь с ума

Одно из золотых правил, которым всегда следовал бизнесмен Болотин, звучит так: «Никогда не жалей по поводу содеянного, иначе сойдешь с ума». Недавно к нему добавилось еще одно: «Чтобы не сойти с ума, нужно заниматься хоть чем-нибудь еще, кроме тракторов». Месяц назад выяснилось, что президент «Тракторных заводов» вместе с миноритарием концерна Альбертом Баковым владеют 30 кинотеатрами по всей России, включая несколько в Москве и Санкт-Петербурге. Сейчас это отдельные заведения, но в течение трех лет партнеры хотят построить сеть из 250-300 кинозалов.

Прошло 4 года, а инвестиции по плану

Из интервью с президентом, генеральным директором МИГ КТЗ Михаилом БОЛОТИНЫМ, 19.07.2013:

— «Тракторные заводы» — одни из немногих, кто имеет четкий план развития и создания новой техники и, более того, активно вкладывает в это свои средства. 

— На каком оборудовании работают предприятия «Тракторных заводов» — импортном или отечественном?

— Станочный парк «Концерна «Тракторные заводы» составляет оборудование как отечественного, так и зарубежного производства. Наиболее ответственные детали обрабатываются на современном оборудовании с программным управлением. Инвестиции в проекты обновления станочного парка проводятся в плановом, ежегодном режиме.

Оснащение предприятий новыми видами станочного оборудования позволяет уйти от практики, когда один завод выпускал только один вид продукции. Теперь «Промтрактор», например, способен производить не только тяжелые бульдозеры, но и сельхозтракторы, экскаваторы, крупные узлы для других видов продукции «Концерна «Тракторные заводы».

Применение современного оборудования позволяет добиться также сокращения производственных площадей, при этом экономится энергия, снижаются затраты на ремонт, содержание и обслуживание, на смазывающе-охлаждающие жидкости, улучшаются условия труда рабочих.

В планах технического перевооружения предприятий машиностроительно-индустриальной группы предусмотрено внедрение робототехники на операциях, где недопустимо влияние «человеческого фактора». Это сварка особо ответственных деталей и узлов машин, технологические операции, связанные с монотонным и тяжелым физическим трудом. Первые образцы робототехники были внедрены нами на производстве вагонов в городе Канаш. В конце 2012 года завершен монтаж робототехнического комплекса для сварки габаритных деталей и узлов промышленных тракторов на «Промтракторе», сейчас работы по пуско-наладке комплекса подходят к завершению.

Предвещают банкротство

Из статьи «Михаил Болотин: «Тактика действий меняется, стратегия развития сохраняется» (18 марта 2015. автор: newsrelay):

«В последние месяцы о Концерне «Тракторные заводы» полно противоречивых слухов. Одному из крупнейших отечественных машиностроительных объединений некоторые эксперты обещают хорошие перспективы и объясняют это благоприятными условиями для импортозамещающих производств. Другие, наоборот, предвещают предприятиям банкротство, так как большие долги препятствуют динамичному развитию.

Знать мнение сторонних наблюдателей, безусловно, полезно. Но чтобы давать объективную оценку, важно знать реальное положение дел и точку зрения руководства Концерна. Поэтому мы попросили ответить на ряд вопросов президента —  генерального директора ООО «Компания корпоративного управления «Концерн «Тракторные заводы» Михаила Болотина.

— Как отражаются на производственных площадках, находящихся за рубежом, экономические санкции, введенные против России? Или разного рода ограничения их не коснулись?

— Металлургического производства Luitpoldhütte AG, находящегося в Германии, санкции не коснулись. Никак не затронули они и расположенную в Индии фирму CHETRA Machinery India Pvt. Ltd (CMI), что, в принципе, логично.

Сложнее ситуация с датским активом Silvatec Skovmaskiner A/S. В частности, участились задержки платежей по безналичному расчету. Датские партнеры вынуждены предоставлять дополнительную документацию вследствие того, что «Тракторные заводы» имеют отношение к Внешэкономбанку, находящемуся в «санкционном списке». В связи с этим у Silvatec Skovmaskiner A/S появился дополнительный риск согласований и отказов банков в предоставлении кредитов. Кроме того, датские производители ожидают падений продаж в России из-за скачка валютной пары рубль-евро. Есть дополнительные репутационные проблемы относительно устойчивости компании Silvatec Skovmaskiner A/S, поскольку теперь поддержка российской группы, очевидно, будет слабее, чем прежде.

В компании Vogel & Noot тоже отмечают, что появились существенные проблемы из-за санкций, которые, по мнению австрийских специалистов Концерна, являются бессмысленными. Экспортные операции Vogel & Noot в РФ возросли в цене для российских клиентов. Осуществление поставок становится сложнее с каждым днем. Уверенность в том, что ситуация в ближайшем будущем исправится, тает. Поэтому ожидаем, что Vogel & Noot, скорее всего, потеряет в нашей стране какую-то долю рынка.

Так что наши зарубежные компании испытывают сложности в привлечении кредитных ресурсов из-за наличия российского акционера.

— Даже оппоненты «Тракторных заводов» признают, что в последние годы Концерном разработаны и изготовлены опытные образцы самой передовой техники. Некоторые из них, например, гусеничный трактор АГРОМАШ-Руслан, находятся в серийном производстве. Но покупатели за ними в очереди пока не выстраиваются. Почему?

— Высокие кредитные ставки при покупке отечественной техники всегда были проблемой для наших аграриев.

<…> Мы находим взаимопонимание с органами государственной власти. В числе множества подтверждений тому —  включение Концерна «Тракторные заводы» в список системообразующих предприятий, утвержденный Правительством России 5 февраля 2015 года.

Лоббистский ресурс

Из статьи «Правда всегда где-то посередине. Глава концерна «Тракторные заводы» Михаил Болотин о долгах, буржуях и бульдозерах» (Газета «Коммерсантъ», № 93 от 29.05.2015):

— Концерн «Тракторные заводы» (КТЗ), долги которого, по неофициальной информации, достигают 60 млрд руб., в последние годы считался одним из наиболее проблемных машиностроительных активов в России. Еще в 2010 году его владельцы Михаил Болотин и Альберт Баков вынуждены были отдать акции ВЭБу в обмен на кредит. Сейчас долги КТЗ могут быть реструктурированы, и тогда актив вернется к бизнесменам. О договоренностях с ВЭБом и другими кредиторами и о том, насколько для Концерна сейчас важны военные заказы, «Ъ» рассказал президент  —  гендиректор КТЗ МИХАИЛ БОЛОТИН.

— Уже несколько лет основные новости о КТЗ связаны с долгами. На какой стадии переговоры с ключевым кредитором и собственником КТЗ ВЭБом? Утверждена ли финальная схема рефинансирования?

— Да. Принципиальную схему ликвидации долгов Концерна наблюдательный совет ВЭБа принял в декабре прошлого года, а 21 мая утверждены конкретные параметры всех необходимых для этого сделок. Смысл реструктуризации в том, что госкорпорация даст непосредственно Концерну бридж-кредит на 20 млрд руб. на выкуп долгов у банков-участников синдиката, предоставивших КТЗ кредит на 32 млрд руб. в 2011 году. Сделка будет сложно структурирована, поскольку залоговая масса одна для всех, при этом у каждого банка есть своя доля в залоге пропорционально сумме кредита. Но из пула 16 кредиторов осталось лишь несколько крупных российских госбанков.

— Насколько нам известно, часть задолженности перед частными банками выкупили госбанки, но другая часть была приобретена структурами, близкими к менеджменту КТЗ?

— Часть кредитов ранее была выкуплена дружественными КТЗ структурами, назовем их так. Пропорция примерно такова — 10 млрд руб. у близких к КТЗ структур, остальное — у госбанков. На рефинансирование второй части долга как раз пойдет бридж-кредит ВЭБа. А уже выкупленные долги будут конвертированы в акции одной из структур Концерна. По окончании всей процедуры общая нагрузка группы будет около 30 млрд руб., то есть сократится практически вдвое благодаря дисконтированию, а единственным кредитором останется ВЭБ. Кроме того, в рамках опциона, предусмотренного до 2017 года, мы досрочно возвращаем ВЭБу €200 тыс., а ВЭБ возвращает мне и моему партнеру Альберту Бакову 100% акций Концерна. При этом ВЭБ занимает гибкую конструктивную позицию и не заинтересован держать на балансе большой кредит одного заемщика, поэтому в будущем он готов на рассмотрение дальнейших схем рефинансирования.

— Как будете расплачиваться с самим ВЭБом? По нашим данным, обсуждалась возможность погашения части долга за счет продажи непрофильных активов.

— Погашение долга перед ВЭБом предусмотрено за счет средств от операционной деятельности и рефинансирования через облигационный заем, также возможно размещение акций Концерна на фондовом рынке. Кроме того, схемой, действительно, предусмотрено привлечение денег от продажи непрофильных активов. Мы давно выставили на продажу две площадки, по сути, их мы отдаем за долги ВЭБу. Это Красноярский комбайновый завод и Волгоградская машиностроительная компания (ВМК), их оценочная стоимость — 6 млрд и 4 млрд руб. соответственно.

— Благодаря чему удалось решить вопрос столь выгодно для Концерна? Наши источники говорили, что помогли ваш лоббистский ресурс и непосредственное участие в ситуации высшего руководства страны...

— Ситуация, безусловно, разрешилась благодаря пониманию всей ее значимости высшим руководством страны — президентом и премьером, которые принимали личное участие в реализации проекта по реструктуризации. Без вмешательства, личной директивы президента, принятие решения тянулось в вялотекущей фазе.

— А в чем была, по вашему мнению, ключевая причина проблем КТЗ? Невыгодные условия кредитов, перекредитованность, мировой финансовый кризис?

— В таких сложных вопросах правда всегда где-то посередине. Конечно, была неконструктивная позиция кредиторов, да и сама идея собрать 16 банков за одним столом достаточно спорная. <…> Конечно, негативную роль сыграли кризис и общий спад промпроизводства, негативная конъюнктура на ключевых для КТЗ рынках. Но сейчас что говорить об этом — как было, так было.

Цель по выручке на 2019 год — 120 млрд

— Планируете ли вы после бридж-кредита привлекать дополнительные заемные средства?

— Да. ВЭБ планирует профинансировать все программы, связанные с гособоронзаказом, до 10 млрд руб. В принципе, ВЭБ готов финансировать только конкретные сделки, и в оборонном сегменте сейчас наиболее твердые контракты. Просто на пополнение оборотных средств мы не хотим брать средства. Ведь без привлечения дополнительных займов мы прожили пять лет. То есть фактически мы научились жить без денег.

— Каковы прогнозные финансовые результаты КТЗ в этом году, какие показатели предусмотрены финансовым планом на долгосрочную перспективу?

— Из-за того что реструктуризация идет достаточно вяло, мы потеряли полгода, поэтому в этом году будет балансовый убыток. При оптимистичном сценарии по выручке мы выйдем на уровень 50 млрд руб., как и в прошлом году. На прибыль по утвержденной ВЭБом программе мы планируем выйти в 2016 году, а долгосрочная цель по выручке на 2019 год — 120 млрд руб.

— Не собираетесь обращаться за госгарантиями?

— Не собираемся. У нас имущества более чем достаточно для обеспечения кредитных средств.

— Военный дивизион сейчас генерирует основную часть выручки?

— Сейчас да, но пять лет назад он генерировал основную часть убытков. Раньше, когда у нас был прибыльным «Агромаш», мы из него дотировали военный дивизион. Но, впрочем, в этом и заключается преимущество КТЗ — разные дивизионы в разные периоды времени генерируют кто убыток, кто прибыль — и в среднем, если в экономике нормальная ситуация, мы остаемся в плюсе. В лучшее время — в 2008 году — самым рентабельным был дивизион по производству запчастей. Он давал тогда до 10 млрд руб. в год. Рентабельность на запчастях несоизмеримо выше, чем на технике: например, на бульдозере — 5-8%, а на запчастях к нему — 25%.

— Каково сейчас положение Концерна на рынке дорожно-строительной и сельхозтехники?

— <…> Мы рассчитываем реализовывать в год до 10 тыс. единиц колесной техники и вернуть себе часть рынка, на котором доминирует Минский тракторный завод, поставляя примерно 25 тыс. машин.

— Как обстоят дела с вагонным дивизионом на фоне обвала спроса на вагоны?

— Несмотря на жесткий рынок, операционные издержки у нас ниже, чем у конкурентов. В свое время нам хватило политической воли и здравого смысла купить всю технологию производства вагонов под ключ. Мы можем производить 10 тыс. вагонов с персоналом количеством 1,5 тыс. человек.

— Когда, по вашему мнению, начнет восстанавливаться рынок вагонов?

— Мне сложно говорить о других, но мы свои 5 тыс. вагонов в год с 2016 года будем продавать.

Сергей Чемезов: «Обязательно банкротить»

Из статьи «Глава Ростеха считает, что Концерн «Тракторные заводы» нужно банкротить», 28.09.2017 Лыков Олег

МОСКВА, 27 сентября. /ТАСС/:

— Финансовое оздоровление Концерна «Тракторные заводы» (КТЗ) невозможно, предприятие нужно банкротить.

«Я считаю, что нужно обязательно банкротить предприятие, потому что никакое финансовое оздоровление не поможет. Предприятие находится в крайне тяжелом финансовом положении, там огромные долги», — сказал он.

Чемезов отметил, что Ростех будет претендовать на часть собственности Концерна, так как «Курганмашзавод» (входит в КТЗ) должен предприятиям корпорации порядка 17 млрд рублей. «Мы также будем претендовать на какую-то часть собственности вместе с Внешэкономбанком», — сказал Чемезов.

Ранее газета «КоммерсантЪ» сообщила, что менеджмент ВЭБ признал неудачу плана реструктуризации долгов проблемного Концерна «Тракторные заводы» Михаила Болотина и Альберта Бакова. Ожидается, что на ближайшем заседании своего наблюдательного совета госкорпорация поставит вопрос о банкротстве Концерна. По данным газеты, финансовый долг КТЗ уже превышает 85 млрд руб. Отмечается, что по плану реструктуризации ВЭБ как крупнейший кредитор КТЗ получил в собственность военный дивизион и передал его в управление Ростеху. Совладельцы КТЗ Михаил Болотин и Альберт Баков получили контроль над гражданскими активами КТЗ, но ход реструктуризации должен был контролировать ВЭБ. Источник издания отметил, что сохранить военный дивизион также, видимо, не получится, так как, по оценкам Ростеха, его санация возможна лишь через банкротство.

фото: CAP.RU
Хорошие рабочие отношения Сергея Шойгу и Михаила Игнатьева идут на пользу Концерну «Тракторные заводы».

Путин разрулил, Игнатьев держал руку на пульсе

Как видите факты говорят, что рискованная финансовая стратегия собственников Концерна «Тракторные заводы» (КТЗ) 2007-2008 годов в преддверии мирового экономического кризиса, помноженный на сложный характер их взаимоотношений с различными банковскими структурами, привела в омут тяжелейших финансовых потерь и вымыванию активов Концерна. Увы, московские и местные либералы ни в 2007-2008 гг. и после не смогли, а может, не захотели предостеречь собственников Концерна от рискованной финансовой стратегии по приобретению активов на падающем рынке за счет заемных средств.

Ведь собственники Концерна «Тракторные заводы» в 2008-2010 гг. могли бы в самом начале кризиса при наличии колоссальных финансовых ресурсов не лезть в гибельную долговую яму. Владимиру Путину пришлось несколько раз разруливать ситуацию, а Михаилу Игнатьеву постоянно держать руку на пульсе тракторного гиганта, несмотря на то, что в управлении машиностроительного холдинга находилось более 20 крупнейших предприятий, расположенных в 9 субъектах России, а также в Дании, Германии, Австрии, Нидерландах, Сербии и Украине. Огромных трудов стоило переобучение и трудоустройство кадров, высвобождаемых Концерном «Тракторные заводы» в Чувашии.

Отмечу: вновь срабатывает настойчивость, нацеленность на успех и последовательность главы Чувашии Михаила Игнатьева и его команды. К трудам они привычны.

И это важнейший позитивный итог. Меня это радует!

Санкции . Хроника событий