О том, как боролись в Чувашии с врагами власти и народа

Во главе банды конокрадов

24.12.2019 в 15:13, просмотров: 2260

В начале 1920-х гг. в Чувашии появилась банда из 9-10 человек. Возглавили ее сбежавшие из тюрьмы Антон Калюков и Василий Минин (он же Егоров).

О том, как боролись в Чувашии с врагами власти и народа

Бандиты, вооруженные винтовками, наганами, разъезжали на рессорных тарантасах, запряженных рысаками, по территории Аликовского, Батыревского, Ибресинского, Канашского, Вурнарского, Цивильского, Чебоксарского и других районов, наводя на население ужас. Нападали на кооперативы, почтовые отделения, отдельных граждан, уводили лошадей, грабили, поджигали дома. В основном они занимались конокрадством. Украденных лошадей без особого труда продавали, при необходимости пускали под нож, но преимущественно применяли в качестве транспортного средства.

О главаре и банде

Долгое время банда была неуловима. Совершив грабежи и разбои в одном районе, на другой же день она неожиданно появлялась вдали от этой местности. Этому способствовала мобильность банды, возможность быстрого ее перемещения, а также умелое использование наводчиков на местах.

Однако, сколько бы веревочке ни виться, конец будет. Сначала задержали В. Минина. Главсуд приговорил его к высшей мере социальной защиты — расстрелу с конфискацией имущества.

По этому делу проходило еще 6 мужчин и 5 женщин. В отношении их на основании амнистии в честь 10-летия Октябрьской революции дело было прекращено (ГИА ЧР, ф. 1835, оп. 2, д. 151).

Однако основные фигуранты еще оставались на свободе. Наконец-то и они задержаны. Судебный процесс над ними состоялся 15-27 марта 1928 г.

...В этот день народ уже с утра стал стекаться к зданию суда. Все хотели посмотреть на оборотней. Была усилена охрана внутри. Конная милиция, вооруженная шашками, плотным кольцом окружила здание Главсуда.

На скамье подсудимых 23 человека, а в зале 132 потерпевших и 139 свидетелей. Среди подсудимых — пять женщин, одна держит в руках ребенка, две женщины престарелого возраста. Особенно выделяется коренастый седой старик. Он молчалив. Как же они угодили в эту банду?  

При входе в зал судебного заседания на трех столах организована выставка предметов, изъятых у преступников. На стене висят револьверы системы «Наган», обрезы, одно- и двуствольное ружья, патроны и гильзы, кинжалы, а на столах разложены выделанные овчинные шкуры, связка ключей, тесак, мужская и женская одежда и обувь...

Банда по своему составу разнонациональна. Здесь татары, чуваши, русские, а по месту рождения охватывает всю Чувашию.

Главной персоны, Антона Ивановича Калюкова, на скамье подсудимых не было. Он был убит при задержании вечером 22 октября 1927 г.

А. Калюков родился в 1897 г. в д. Отары Тойсинской волости Ядринского уезда (ныне Вурнарский район).

Образование — малограмотный. Семейное положение: женат, жена Ольга (31 год); двое детей: Павел (9 лет), Петр (1 год). Профессия — кузнец.

С 1915 по 1917 годы — служил в царской армии, а с 1917 по 1922 годы — в Красной Армии.

Дважды судим. По приговору Чувашоблсуда от 17 февраля 1925 г. осужден к 6 годам лишения свободы с поражением в избирательных правах на 2 года. Совершил побег. Приговором Главсуда ЧАССР от 2 декабря 1926 г. осужден на 8 лет лишения свободы. Вновь совершил побег из Ядринской тюрьмы. Временно скрывался в Сибири. После возвращения сколотил банду из числа ранее судимых, единомышленников и занялся конокрадством и другими грабежами. В банду вошли Василий Минин из д. Вторые Тюрары Цивильского района, который совершил побег из Чебоксарской тюрьмы, разобрав печь в изоляторе; Сатретдин Хуснутдинов из д. Токаево Батыревского района, сбежавший из Цивильской тюрьмы; Насретдин Курносов из с. Урмаево Батыревского района, Атий Кучанов из Урмаево, Петр Иванов из д. Синьял-Яуши Вурнарского района и многие другие.

Банда Калюкова была вооружена винтовками, наганами, револьверами, кинжалами гораздо лучше, чем работники милиции, на всякий случай даже имелись гранаты. Так что бандиты не боялись столкновений с милицией, после перестрелок они быстро уходили, через полдня на рысаках появлялись в населенных пунктах на расстоянии 80-100 км. Да и укрывательство сочувствующего или запуганного населения способствовало успеху.

А. Калюков был хитер, осторожен и предусмотрителен, в то же время жесток и жаден.

Неудачные засады

Чтобы обезвредить бандитов, неоднократно устраивались засады. К примеру, 6 августа 1926 г. В. Минин и М. Филиппов попали в ловушку, устроенную сотрудниками уголовного розыска. После короткой перестрелки им удалось скрыться в лесу. Также в ночь на 8 сентября 1926 г. отрядом милиции была устроена засада с целью поимки Минина. Окруженный бандит во время перестрелки ранил одного милиционера, а затем, воспользовавшись темнотой, бросил тарантас с запряженной лошадью  и скрылся.

В ночь на 31 октября того же года сотрудниками ОГПУ вновь была организована засада в д. Вудоялы (ныне Ибресинский район). Во время перестрелки была убита женщина с ребенком на руках, пытавшаяся спасти Минина.

Инoй раз Калюков со своей шайкой приезжал незаметно. Так, 24 октября 1926 г. к жителю д. Непуханы (ныне Аликовский район) С. Ефимову на запряженных подводах приехали двое незнакомых мужчин, их увидели односельчане Н. Иванов и А. Анисимов. Подозревая неладное, они решили проверить у гостей документы. Кто они такие, зачем сюда приехали? На этот вопрос хозяин уклончиво ответил: гости остановились временно.

Когда потребовали предъявить документы, они пустились наутек. Иванов и Анисимов стали преследовать и догнали их. Началась схватка. Один из задержанных вытащил из кармана револьвер и выстрелил Анисимову в голову. К счастью, пуля только царапнула лоб, а его подельник выстрелом из обреза серьезно ранил в живот Иванова. Непрошеных гостей задержать не удалось. 

Поимка Антона Калюкова

В связи с тем, что Антон скрывался от правоохранительных органов, его законная жена Ольга была арестована. За хозяйством в д. Отары стало некому присматривать. Калюков это поручил своему шурину П. Ефремову. Тому порядком надоели выходки родственника, часто приезжающего с шайкой из 7-8 человек. Он стал думать, как бы избавиться раз и навсегда от этой обузы, своими планами поделился с одним из милиционеров.

Задержание опасного преступника поручили начальнику Шумерлинской милиции В. Варламову. Он был опытный сотрудник, к тому же, как уроженец д. Большие Хирлепы Вурнарского района, хорошо знал местность и обстановку.

В. Варламов срочно связался с П. Ефремовым. Тот назвал дату приезда Антона. 

В указанное время 21 октября 1927 г. вооруженная  банда нагрянула в дом вожака. В. Варламов с одним милиционером загодя спрятался  за печкой, а остальные милиционеры расположились во дворе.

Ефремов вел себя перед гостями суетливо, невпопад отвечал на вопросы. Такое непривычное состояние шурина  заметил Антон, к тому же в его кармане обнаружил револьвер.

— Брось оружие на пол, — диким голосом крикнул Калюков. Прозвучало несколько выстрелов, и труп шурина распластался на полу. В тесной избе от гари выстрелов стало трудно дышать. В это время из-за печки прозвучало несколько выстрелов на поражение. Антон был тяжело ранен. Члены шайки тут же разбежались и растворились в темноте. Главаря погрузили на телегу, отвезли в отделение милиции пос. Вурнары. Здесь он через несколько часов умер.

На скорую руку бандита закопали подальше от людских глаз. Через 3-4 дня труп Калюкова исчез. Видимо, члены криминальной шайки тайно перезахоронили своего вожака.

Вскоре ряды преступников стали редеть. Их продолжали вылавливать по одному.

А позже начались допросы

Подсудимый Иванов Петр — физически развитый парень, на редкость симпатичный. К тому же виртуозный гармонист. С Калюковым познакомился в тюрьме. Поясняет, что после отбытия наказания бедствовал. Пытался устроиться милиционером, писарем, но тщетно. Никого не убивал, не пытал, вещей у населения не отбирал, только сопровождал банду в качестве кучера. Из банды не выходил ввиду угрозы со стороны  Калюкова.

На вопрос прокурора ответил: «Да, во время перестрелки с милиционерами я играл на гармони. Был пьян, вот и играл, что из этого? Конечно же, в показаниях П. Иванова даже доли правды нет. Он лгал, и суд ему не поверил.

Подсудимый Минин Василий (он же Егоров), 21 год, родился в д. Тюрары нынешнего Цивильского района, грамотный, холостой, был осужден за кражу трех лошадей на 4 года, но совершил побег.

В ночь с 9 на 10 января 1924 г. в д. Заовражное (ныне Чебоксарский район) вместе с Хуснутдиновым и Курносовым украли у Гаврила Михайлова  лошадь и седелку, у Дениса Васильева —  лошадь и хомут, полушубок,  пару валенок, четыре выделанных овчины, 12 чувашских хушпу и многое другое, у Татьяны Тарасовой  — лошадь, 8 выделанных овчин, у Захара Григорьева —  тарантас.

27 августа 1924 г. похитили лошадь, принадлежащую Наталии Павловой из д. Хыркасы, 28 марта 1926 г. — корову со двора Михаила Анисимова из д. Оженары.

29 марта 1926 г. Минин вместе с Игнатием Коновым похитил у Владимира Романова из д. Халап-Посе один тулуп и 50 пудов овса и совершил поджог, в результате которого сгорело 8 хозяйств.

Минин выстрелом из ружья убил Марию Давыдову в присутствии ее детей.

Приговором Главсуда ЧАССР от 3-5 октября 1927 г. он приговорен к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества.

Подсудимый Кучанов Атий. Молодой, развязный парень из д. Урмаево, хорошо владеет русским, чувашским, татарским языками. С ухмылкой рассказывает о своих похождениях в банде. Вину признает полностью. Возможно, даже с преувеличением, приукрашиванием, чтобы порисоваться перед пришедшими на судебный процесс.

— Вот пришли на пасеку к пчеловоду Кулькееву. Он накрыл богатый стол. Мы таких уважаем, не обижаем. Он обеспечивал нас патронами. 

Подсудимый Хуснутдинов Сатретдин. Житель д. Урмаево, женат, неграмотный. Один из уцелевших главарей банды. В суде хочет показать себя эдаким молодцом, порою бросает непристойные слова. Вину признает полностью, от защитника отказывается.

— Я участвовал во многих эпизодах совершенных преступлений, но играл только второстепенную роль. При грабеже кооператива «Трактор» я и Курносов стояли на улице, охраняли лошадей, а другие избивали хозяев кооператива, выносили вещи. Я угнал из д. Яндоба  двух лошадей. В банду меня приняли за умение хорошо играть на гармони. Сидел в тюрьме, совершил побег, скрывался в Симбирске. С Антоном Калюковым познакомился в своей деревне, он сам приехал за мной.

Затем он подробно начинает рассказывать о грабежах. Называет деревни Татмыш-Югелево, Томлей, Шундряши, Лесная, Чурачики, Онгапось, Хирпоси и т.д.

Подсудимый Смирнов Михаил — из д. Ямаши Красночетайского района. Неуравновешенная личность, в то же время хитер, даже пытался выдать себя... пострадавшим.

Стал рассказывать, что однажды Калюков пришел к нему домой, направил на него ружье и потребовал 4 тысячи рублей, а в следующий раз сам пригласил к себе домой с целью задержать.

— Когда задержали, жители жестоко избили меня, — давил на жалость «артист», — спрашивали, воровал ли? Мне ничего не оставалось, как признать вину.

Смирнов ожидал от своего рассказа эффекта. Не получив, он взбесился — порвал на себе рубашку, стал ногтями царапать лицо и шею до крови, биться головой об арестантский барьер. Поняв, что этим судей не проймешь, он быстро успокоился.

Подсудимый Серазитдинов Шемшутдин. За конокрадство отсидел 4 года. Он сообщил милиции о явке банды Калюкова в дом Курносова. Одновременно поставил в известность Калюкова о прибытии отряда милиции, те устроили засаду. В это время сам Серазитдинов находился у Насретдина и угощался самогоном. Именно здесь разыгралась трагедия с убийством. По сути дела, он оказался двойным предателем.

Были показания и подтверждения того, что бандитами сделано много ужасного.

В течение 1926 г. банда совершала нападения на сельский кооператив в д. Новое Чурашево нынешнего Мариинско-Посадского района. В первый раз кассу опустошили на 700 рублей, а во второй раз — на 1400 рублей.

Редкий день проходил без трагедий. Только в октябре 1927 г. расстреляли для потехи из ружья пожилую женщину Анисию Андрееву из д. Испуханы Ядринского района, увели лошадь у Василия Нарышкина (д. Кудаши того же района), ограбили церковь в д. Яншихово Батыревского района на сумму 230 рублей.

Бандиты остро нуждались в рысаках.  12 июня 1927 г. они приехали в д. Сявалкасы нынешнего Вурнарского района, где по наводке узнали, что владелец мельницы Лукин содержит рысака. Темной ночью бандиты пытались проникнуть во двор, но собаки подняли  лай. Тогда один из воров залез во двор соседа, зарезал овцу, мясо бросил собакам, которые сразу же стали «жировать», забыв обо всем. Воры спокойно увели рысака. В эту же ночь они заехали во двор гражданина Юлмасова в д. Мамалаево (ныне Вурнарский район), запрягли лошадь в его тарантас и спокойно уехали.

Примерно в это же время на территориях Татарстана и Чувашии орудовала другая банда конокрадов Шакура Рахимова. Летом 1926 г. татарские милиционеры прочесывали и чувашские населенные пункты в поисках этой шайки. В д. Старый Сундырь заметили разукрашенный тарантас, хозяином которого оказался сам Шакур Рахимов.

Банды А. Калюкова и Р. Шакурова долгое время были неуловимы. Причина таилась не только в мобильности, но и в умении агитировать за себя. Ходили слухи, что они якобы грабят только богатых, таким образом борются с советской властью, защищая бедных. И действительно, изредка Шакур бедным раздавал небольшие суммы денег, продукты.

На скамье подсудимых оказались 48 человек. Среди них были и представители власти. Суд 5 ноября 1926 г. вынес приговор, по которому 28 человек расстреляны, а 20 человек осуждены к различным срокам лишения свободы. К высшей мере наказания приговорен Шакур Рахимов. Ему тогда было 66 лет.

Из книги Г. Ксенофонтова «Суд идет».